a_samovarov (a_samovarov) wrote,
a_samovarov
a_samovarov

Category:

Учитель - Фаина Борисовна

Один из френдов напомнил, что я обещал рассказать об этом человеке. На самом деле, проблема воспитания детей – очень важная вещь во все времена. Возможно, что наиважнейшая. Среди учителей я встречал людей разных, не встречал только глупых. Глупый не может работать с детьми, его дети просто сожрут и затопчут.

Но при этом почти все учителя, выработав в себе какие-то навыки, работают дальше на автомате, и я не стал бы бросать в них камень за это. В школе работать не просто тяжело, а в последнее время просто невыносимо, ибо бюрократы зачем-то предельно усложнили жизнь учителю. И если учитель просто отбыл день, дал свои четыре урока, просто побыл с детьми, они не бегали по улицам, не курили и пр., а что даже читали и писали, то значит, учитель выполнил свою работу.

В современной школе прав учитель никаких не имеет. Он обязан детям, обязан администрации, бюрократам, родителям детей. При этом учителя окружены какой-то волной ненависти со стороны общества. Современные родители не знаю элементарных вещей, которые знали неграмотные бабки в деревне, что учителя и школу в присутствии детей обсуждать нельзя. Дети очень часто хорошо понимают своих «предков», специально настраивают их против учителей, предстают в глазах родителей этакими жертвами. И отношения в таких семьях – это сплошные истерики в адрес учителей, которых родители со слов детей, начинают ненавидеть, а когда приходят в школу (редко, ибо ее боятся) то лицемерят, почти пресмыкаются перед учителями, вместо того чтобы просто поговорить честно о своем дитятке.

Так вот о Фаине Борисовне Барановой. Она совсем не сентиментальный человек, она жесткий человек, но при этом… она уважает в ребенке личность. Это самое главное для учителя, и это либо есть, либо нет, воспитать в себе это невозможно.

Я помню, как в учительскую пришла дама с ребенком лет пяти ( я был молодым учителем), Баранова сидела в своем кабинете, она тут же увидела, что ребенку этому тяжело, что он ошалел от рева школы на перемене, от множества людей.

Она пошла ему на встречу, протянула руку и сказала:

- Ну здравствуй, главный человек, проходи, садись куда хочешь, бери все, что хочешь.

Баранова имеет дар видеть то, что на самом деле происходит с ребенком.

Баранова понимает прекрасно, что «работа с детьми» это просто слова, если учитель не установил контакт с лидерами класса, если он не работает в первую очередь с этими лидерами. Ибо класс – это единый организм.

Она мне как-то рассказывала про какой-то свой класс, говорила, что есть девочки, которые хотят заниматься математикой, но нет таких мальчишек: « А если мальчиков таких нет, то класс не заведешь». Она понимает механизмы детских коллективов, понимает, как можно заставить их фанатично работать и им это будет в радость.

При этом она всегда понимала ограниченность набора «инструментов». Как-то иронично сказала про хулиганов школы, что вот у «них чердаки, пиво, карты, а мы что им можем дать взамен?»

Ко мне в класс перевела одного парня, чтобы «просто слушал». Так и сказала, что не надо его трогать и пусть просто сидит. Парень был неглупый. Но мне радости еще от одного хулигана не было никакой, но он как-то так сидел – сидел, а потом стал учиться.

Когда Фаина Борисовна была завучем, она была дирижером. Она умела одной фразой помочь учителю. Один раз в учительскую вошла учительница, она только что отняла у какого-то малютки карты с голыми бабами на обратной стороне. И вот эта учительница с этими картами что-то говорит, а всем как-то смешно и не ловко, и самой этой даме становится как-то неловко. Тут подходит Баранова и говорит ей: "Ну-ка покажите мне эти карты". Смотрит. Потом констатирует: " Ну разве это карты? Вот я в прошлом году отобрала карты, вот это были карты!" Смех, реплики. Она перключила внимание с этой учительницы на себя. На этом все закончилось.

Я работал первый год, мне было очень плохо, но старшеклассникам нравились мои уроки. Составляя расписание, Фаина Борисовна делала его максимально удобным для меня, но и всегда меня ставила на замены в старшие классы.

Об уроках самой Фаины Борисовны ходили легенды, байки, я бы сказал. Она ненавидела некое нейтральное состояние, когда ученики то ли учатся, то ли спят. Это состояние вполне любимо большинством учителей. А она подходила к ученику, который что-то мямлил у доски и говорила: «Что ты скрипишь, как дверь».

Тут же хохот в классе, и все просыпались, включая того, кто стоял у доски.

Или когда в последние годы, когда кто-то из учеников бросал ей вызов, она подходила к нему и говорила: « Ты понимаешь, что победа будет за мной? Я же уже высохла как мумия, мне же уже ничего не будет».

Баранова, конечно не толерантная, но толерантный хорошим учителем быть не может.

Управлять детьми на их же пользу, это большое искусство. Помню, как Фаина Борисовна рассказывала о своей поездке к внуку. Тот привык помыкать матерью и отцом, но в руках старой учительницы сразу стал шелковым. Только спросил через некоторое время: «Бабуля, а ты обратный билет уже купила?»

Еще она рассказывала, как в свое время попался очень тяжелый класс, ничего с ним невозможно было сделать, хулиганье заедало. Тогда она в начале учебного года попросила отпустить ее с классом в турпоход, директор на это пошел, верил ей,  и вот они жили неделю в лесу, и те сильные в классе, которые были хулиганами, стали брать игру на себя, обеспечивать выживание, ходить за водой, равзводить костры и пр. И они за эту неделю поменяли свои роли, из мучителей преваритились в защитников. Класс вернулся к занятиям и стал другим.

Хотелось тут приписать какую-то мораль, но морали у меня нет, как и нет у нас нормальной, адекватной времени школы.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments