a_samovarov (a_samovarov) wrote,
a_samovarov
a_samovarov

Еще раз о Семанове...

Сергей Николаевич Семанов был очень умным человеком, давал ценные советы. К примеру, я рассказал ему о своей беседе в 1998 году с генералом КГБ Филиппом Бобковым, когда тот отозвался и о Сергее Николаевиче. Семанов подтвердил, что генерал сказал правду, и тут же заметил, что мне имеет смысл записывать как историку такие вещи.

Я ответил в том духе, что память у меня в этом плане хорошая.

- Зря вы так думаете, - сказал Сергей Николаевич, - уж какая у меня была память, а и то я многое забыл, записывать надо.

И он был прав. Уже многое вылетело из головы. Но вот про эту беседу с Бобковым я напишу. Ибо к месту, а то ведь и правда все забудешь.

Как я попал на эту встречу с Бобковым, бывшим руководителем 5 управления КГБ? Я делал интервью с политиком Алексеем Подберезкиным, он был дружен с главным редактором газеты, где я работал, с Виктором Линником. Подберезкин был депутатом Думы и сопредседателем Народно - Патриотического союза. Я по его просьбе пришел делать с ним интервью, потом редактировал его книгу. Человек он умный, и что приятно – понимал толк в журналистских делах. Я как-то предложил ему отредактировать одно интервью, он ответил, что «талантливого править, только портить».

Ну и как-то он решился расплатиться со мной, дал телефоны ряда интересных людей, с которыми был дружен, сказал, что я могу им звонить и сослаться на то, что телефоны дал он. В числе прочих был Бобков.

Бобков был легендарной личностью, уже кто-кто, а он он-то знал и знает ответы на многие вопросы. Но позвонил я ему не только поэтому. Лет пять-шесть до этого я общался с одним журналистом Георгием Овчаренко, сказал в шутку, что вот Бобкова бы спросить (о чем уже не помню). Овчаренко (в просторечье для своих - Жора) сказал: «Ну будет Филипп Денисович с тобой разговаривать», - и это как-то запало мне в подсознание и тут эта фраза всплыла. И спровоцировала на звонок. При этом я был почти уверен, что будет отказ.

К слову, о Жоре Овчаренко… Когда Егор Гайдар стал премьер-министром, то правдисты (а я там работал) решили взять у него интервью, как у недавнего работника «Правды», и думали кого послать. Рассудил так, что послать надо того, кто больше всех с Гайдаром в «Правде» пил, а Жора здесь был первым человеком. Гайдар был алкоголиком. Говорили, что и его отца Тимура Гайдара в газете, где он возглавлял отдел, трезвым никто не видел. Вообще хорошая династия, если учесть что и писатель Аркадий Гайдар запивал на полгода.

Ну вот Жору и послали к Егору Гайдару, тот ответил, что Жора для тебя всегда и пожалуйста, но только не сейчас. Не та политическая ситуация.

И вот звоню я Бобкову, и он легко соглашается на встречу. Он работал тогда в группе «Мост» Гусинского, сидели они в башне-книжке, бывшем здании СЭВ. Филипп Денисович сказал, что интервью давать не будет, но встретиться и поговорить он может. Сказал, чтобы я к такому-то времени подошел к входу, там меня будет ждать человек, и пропуск заказывать не нужно, меня проведут.

Приезжаю к назначенному времени, правда, было еще минуты две до 10 часов, я сказал охраннику свою фамилию, тот пожал плечами, сказал, что знать ничего не знает, я пошел в отдел пропусков, и там меня уже догнал атлетического сложения парень, был он бледен и видно что напуган, он опоздал на минуту. Обрадовался, что меня здесь обнаружил, я еще тогда подумал – не хилая у них дисциплинка, если парень так перепугался, что не выполнил задание.

И вот Бобков… все так скромненько, говорили даже не в кабинете, а в каком-то закутке. Спокойный, даже меланхоличный человек. Я спросил – можно мне задавать любые вопросы? Он ответил – да.

В числе прочего я пару раз спрашивал о том, о чем тогда многие писали – правда ли, что Гусинский бывший агент Бобкова? Оба раза Бобков промолчал, но так профессионально… можно понять было это как – да, а можно счесть, что я задавал невежливый вопрос.

Я спросил – почему 5 управление КГБ преследовал русских патриотов?

Бобков ответил, что этого не было.

- А как же посаженные в тюрьму Огурцов и Бородин?

Бобков ответил, что там был состав преступления. И это верно, реальная подпольная организация.

А Аполлон Кузьмин? – спрашивал я.

Бобков просто промолчал.

И был прав, ибо Аполлона при Андропове тягали только в горком КПСС города Москвы.

- А Семанов?

- С Сергеем Николаевичем у нас было просто разговор, - ответил Бобков. – Я ему сказал, что мы знаем о том, что он затевает, знаем все имена и фамилии, и что все это бесполезно, затеянное им.

И Семанов подтвердил, что был такой разговор. Жалко, что я не уточнил при каких обстоятельствах. То ли это было тогда, когда его, главного редактора журнала «Человек и закон», забрали на Лубянку и чего там от него добивались. То ли уже после этого. Когда его изгнали с этого поста. Хотели изгнать из КПСС, что было уже приговором по тем временам, ибо члена КПСС по неписанным правилам судить было нельзя, необходимо было сначала исключить. Но ограничились выговором.

Любопытно, что воспоминания о Бобкове у Семанове были теплые, но он вообще ностальгировал по тем временам, и в каком-то смысле было о чем ностальгировать таким как он. Я вот и тогда ни хрена не имел, и сейчас не имею. Потому я объективен.

А творческая интеллигенция, которой и занимался Бобков, имела многое. Даже деньги, ибо те которые публиковались тогда регулярно и имели имя, жили богачами по тем меркам - рестораны, дачи, квартиры. Вон публицист газеты «Завтра» Бушин, он все эти блага имел, как я понимаю, только последние 10 лет советской власти, а и сейчас горло за нее готов перегрызть и не понимает тех, кто оказался свиньей неблагодарной, кроет всех этих лауреатов, народных артистов и т.д., проклявших Совдепию. А уж они имели поболее его.

Но тогда ведь действительно обходись без нынешнего хамства в отношении интеллигенции, которое сейчас прямо по Ленину: «Вы не мозг нации, вы говно».

И у Семанова не было никаких особых претензий к прошлому даже по поводу всей этой истории с его «избиением». Что странно. Но я чувствовал, что у него больше досада на себя, чем на кого-либо.

Еще у него была очень хорошая черта – он не приписывал людям того, чего не было, ему интересно то, что было реально. Зачем придумывать? Мир и так безумно интересен.

К примеру, он рассказывал о забавах тогдашней «золотой молодежи», про одного очень известного режиссера и очень известного тогда литератора, эта пара сдружилась на… девках. Заманивали молоденьких и красивых девчонок, которые хотели сниматься в кино и… понятно что.

Так вот в итоге судьба наказала этого литератора «тем же Макаром», его использовали и выбросили. Он женился… на проститутке. Настолько она была талантлива в сексе. Прожили они лет 30, и когда он постарел, она с ним развелась и обобрала. В числе прочего у нее остался его уникальный антиквариат.

Семанов иронично сказал, что литератор понес потери, но он знал на что шел, и свое от дамы получил. 30 лет ему служила своим телом, а потом взяла свое.

В рассказах Семанов никогда не было морали. Его интересовала драматургия человеческих судеб, как оно все развивалось и к чему пришло.

Вот перечитал его книгу о Брежневе, он с такой любовью о Леониде Ильиче, хотя… Как я понимаю, Семанов издевался над Брежневым, когда тот был генсеком, ненавидел его и высмеивал, напал на друга Брежнева Медунова в своем журнале. Думаю, что эти факты и были главные в том, почему Брежнев сдал Семанова, ему доложили с фактами и рассказали о поведении главного редактора.

Якобы Семанов даже будучи приглашен в дом Андропова (дочь Андропова работала у Семанова в ЖЗЛ,) и там высмеивал дорогого Леонида Ильича. А тут для Андропова пришло время расправиться с русской партией и всякое лыко пошло в строку.

Но Брежнев не был жесток.

Потому и книга Семанов о Брежневе душевная такая. Конечно, Сергей Николаевич хорошо знал целевую аудиторию совков десятилетней давности, сейчас бы он эту свою книгу поправил, уж редактор он был от бога.

Но мысль-то главная в книге верная. У Брежнева было все хорошо, душевно, но вот идеи у него не было. А политик без идей – пустой. А уж на что Семанов не любил Хрущева, а признавал, что у того идея была – догнать и перегнать США. Не хилая идея, между прочим. Под эту идею СССР и стал сверхдержавой именно при Хрущеве.

Еще бросилось в глаза, что Семанов тоже предполагал, что Брежнев хотел сделать генсеком Щербицкого. Т.е. я предполагал, а Сергей Николаевич думаю, просто знал об этом.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments