July 29th, 2010

Русский, стань свободным!

Из статьи Алины Инсановой «Пусть будет больно чеченцам» на АПН: «Наш краткий очерк чеченских нравов был бы неполон, не упомяни я о вкладе в такое положение дел со стороны федеральных структур, совершенно не понимающих, с кем они имеют дело. «КП» цитирует уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова: «воспитатели и вожатые должны были просто собрать всех провинившихся, заставить этих ребят попросить прощения у девочки - и конфликт был бы исчерпан».

Это по поводу драмы в пионерском лагере «Дон», а для русского сознания такие вещи пока еще драма.

Алина, я тоже был наивен, я тоже думал, что «федеральные структуры» чего-то не понимают. Но дело гораздо печальнее, как я уже ниже писал, этим друзьям нужен «русский фашизм», если бы он не был нужен, то никогда и никто бы не раздул дело «таджикской девочки», никто бы не рассматривал с десяток уголовных преступлений по всей стране, как проявление этого самого «фашизма».

Никто не использовал кавказцев в деле разжигания всего этого, если бы это не было нужно.

Этим самым «структурам» нужна видимость какой-то борьбы против них. Почему нужна? Тут есть разные моменты, один из них чисто профессиональный, они не могут проводить нормальную политику, у них нет идеологии, они не умеют пользоваться идеями, которые объединяют общество, им всегда нужен управляемый конфликт и провокации. Только с помощью этих инструментов, а еще самых разных дезинформаций, они управляют (как им кажется обществом).

Кавказ в целом, и Чечня в частности, это идеальная находка для них. Не нужно забывать, что с 1994 и примерно по 2002 г. в Чечне шла «война». Очень уж укрепился Ельцина после расстрела Белого дома в 1993 году и ему устроили эту войну.

И когда речь заходит о том, что «федеральные» чего-то не понимают, в частности, что русским больно было наблюдать, как унижали великий народ в истории с этой «войной», что русские страдали в той «войне», то я вас умоляю…

Все это было настолько ужасно, что русское сознание поспешило забыть русских беременных женщин, выставленных в качестве живого щитах в окнах больницы города Буденовска. Хотя стоит уточнить, что никто и ничего не забыл, а как бы забыли, чтобы не калечить свою психику.

Как чеченцев использовали в нужных для кого-то целях, так их используют и сейчас.

Телевизионный образ кавказца с кинжалом и автоматом травмировал сознание русских в 90-е годы, а по-другому и не могло быть ни с одним народом, так в свое время сознание русских травмировали китайцы после событий на Доманском.

В РФ же много русофобов, но никто не использует якутов или тувинцев, чтобы заставить русских пугаться и мыслить в определенном направлении, не те народы, а чечены очень даже подходят.

Уж не знаю, понимают они или нет, что их используют, как хотят, но, похоже, что им нравится такая роль. Тут видно все по взаимному желанию.

Я хочу заметить, что не только китайцы или кавказцы были пугалом для русских, но и евреи. Но страх перед умом и тайновластием евреев был изжит русскими, как не пытаются его сейчас реанимировать, экзистенциального страха перед евреями уже нет.

Изживается страх перед кавказцами и конкретно чеченцами. Средний русский мужчин сейчас на черте, все в нем буквально бурлит, но он еще не перешагнул через черту, после которой ему будет не просто не страшно, а он почувствует полное освобождение от страха, одно из самых положительных сильных переживаний, доступных мужчине.

И дело тут не в том, чтобы кому-то морды бить, дело в самоуважении и в самосознании. Обстоятельства и политика управляемых конфликтов заставляют русских перешагивать через себя, разрушать миролюбивые стереотипы. Обстоятельства делают из русских не общечеловеков, которыми они стали за годы советской власти, а защитников собственного дома.

Гайдай и «Кавказская пленница»

Галковский в ЖЖ написал о «Кавказской пленнице», как о пропагандистском фильме, поставил ее в один ряд с воспитывавшим интернационализм фильмом «Свинарка и пастух». Это очень странно, ибо «Кавказская пленница» фильм просто издевательский по отношению к лицам кавказской национальности.

Гайдай интересен тем, что снимал фактически все, что хотел. Он показывал идиотскую сущность СССР, вся страна ржала. Он издевался над самыми святыми вещами в СССР – над патриотизмом, над ролью партии, поиздевался и над кавказцами, хотя интернационализм в СССР был тоже «вещью» неприкасаемой.

Все, что хотел, снимал и другой комедиограф, Рязанов. Но не был столь убойно прямолинеен, социален. Хотя его «О бедном гусаре замолвите слово», это нечто. Это ведь совершенно открытая пародия на методы КГБ, на втягивание в процесс инакомыслия тех людей, который вполне себе спокойно жили.

Тут прочитал, что Рязанов из семьи работников НКВД, из семьи разведчиков, т.е. и тогда таким было можно.

Но вернемся к Гайдаю. Его первые короткометражные фильмы «Самогонщики», «Пес-Барбос» - необыкновенный кросс», это ведь просто несоветские фильмы. Эстетика несоветская. Это такой яркий мир веселых тунеядцев, что совершенно было немыслимо для СССР.

Или «Операция Ы». Замечательный актер Смирнов там сыграл детину, сорокадвухлетнего балбеса, который пролетарий, строитель коммунизма. Детина этот совершенно цинично относится к власти, и вызывает огромную симпатию зрителей. И главное, власть сделать с ним ничего не может. Это такой Шариков более поздней поры. Убедить его в чем-то невозможно, в ГУЛАГ упрятать нельзя, ибо решили жить по закону. В этом коротком сюжете Гайдай показал все диалектику взаимоотношений народа и власти времен Хрущева-Брежнева.

Детина Смирнова – это такой неправильный советский идиот. В фильме «Бриллиантовая рука» Гайдай показал правильного советского идиота, которого сыграл Никулин. Этот идиот примерный работник, примерный семьянин, он очень патриотичен, на вопрос жены о предполагаемой измене Родине, он вопит: «Все что угодно, но только не это». Мы все такие были, точнее, почти все.

Мы-то Родине изменить не могли, а те, которые заказали этот фильм и ржали над нами, они уже жили другими представлениями.

Могут сказать, что Гайдай ничего такого и не предполагал и т.д. Вот только не надо этого почти гениального режиссера и тех, кто с ним работал, писал сценарии, считать за простаков. ВГИК в ранние хрущевские времена, откуда пришли все режиссеры этого поколения, был самым антисоветским учебным заведением в стране.

Ведь и все герои рассказов Шукшина почти на грани идиотизма, если посмотреть на них незамутненным глазом.

И вот «Кавказская пленница». Тут ведь главный удар не по кавказцам, они и тогда уже всем надоели, но жили они у себя, сюда их особо не пускали. Если в «Бриллиантовой руке» Гайдай показывает реально красивую жизнь богатых людей в СССР, но те из воровского мира, то в «Пленнице» речь идет о партийном советском работнике, главе района, который строит свой замок «Гнездо орла».

Думается, что сделать этот фильм о русском партийном работнике даже Гайдаю не позволили бы, а постебаться над кавказцами ему позволили, те же заказчики еще раз от души поржали.

И если русские придурки у Гайдая никаких особо русских черт в себе не несут, знаменитая троица, состоявшая из флегматика, холерика и меланхолика, обаятельный чудак Шурик, мы таких встретим в любом кинематографе мира, то кавказцы очень выразительны.

Герой Мкратчана, чешущий свою волосатую грудь, продающий свою племянницу, товарищ Саахов, с его внешней сахарностью и безграничным цинизмом, это очень точные и издевательские наблюдения.

Диву даешься, что такой ксенофобский фильм мог выйти на экраны, но вышел, как и прочие фильмы Гайдая, а Тарковскому почему-то запрещали снимать «Идиота» Достоевского.