August 23rd, 2010

Вот такая Система

Премьер-министр развил бурную деятельность. Даже одного чиновника снял с поста, вещь небывалая. Но что-то мне напомнила его деятельность. Был такой член политбюро Кириленко, входил в ограниченное число реальных правителей СССР. И как-то один из руководителей какой-то компартии на Западе, или влиятельный журналист, точно не помню, смог с этим Кириленко пообщаться, сказал ему, что неплохо бы модернизировать советскую систему. В ответ партийный босс с досадой сказал, что как ее модернизируешь, если он, член политбюро, весь день вчера занимался тем, что искал вагоны для какого-то там состава, а без него вагоны эти найти никто не мог.

Ныне все из той же оперой, модернизация, реформы, развитие… И все упирается, что человек понимает, что можно поехать в Пикалево и разрулить конфликт, можно сесть самому вторым пилотом и тушить пожары. И можно только так, а ему говорят, давайте по-другому, давайте создавать новую систему. Но у него и в этой-то системе, если что делается, то только при его личном участии. Возлагать надежды на то, что этот человек еще и другую какую-то систему может создать, это утопия.

Понятно, что Пикалево, поездка в Кузбасс, полеты на пожарном самолете, это еще и пиар. Но и стиль работы в первую очередь.

Старцы из политбюро понимали, что что-то нужно делать в масштабах всей страны, и… искали вагоны. Доискались, конечно, не прошло и 4 лет, как все екнулось.

Опять вождь

Я уже в своих книгах писал на эту тему, это у нас мало кто понимает, почему-то. Советская система, и нынешняя система РФ не может существовать без лидера-вождя, такими были Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев, Горбачев, Ельцин, ныне Путин. Система устроена так, что она выстраивается в соответствии с личными качествами лидера-вождя.

Система зависит от черт характера лидера в огромной степени! Это нужно учитывать. Это не значит, что лидер-вождь может все, он весьма ограничен в чем-то, он зависим от своего «политбюро» и «ЦК», от поддержки лидеров на местах и т.д. Но именно вождь-лидер в этой Системе делает возможным или невозможным развитие страны. Вот в чем дело.

С одной стороны, такая зависимость от лидера-вождя, от черт его характера – это анахронизм, пережиток феодализма, но с другой стороны, очень легко все поменять, в отличие от демократических режимов, достаточно просто заменить лидера-вождя.

В своих размышлениях http://salery.livejournal.com/ не обратил внимание на то, что нынешний режим не легитимен не в глазах народа, в глазах большинства он как раз легитимен, питерские не легитимны как раз в глазах части элиты. Они выскочки, узурпировавшие власть и основные денежные потоки и т.д.

Вот в этом и есть главное противоречие нашего времени.

Петров и бабочка

Петров стал начальником. Нет, вы не о том подумали. Он стал настоящим начальником, таким начальником, что… чтобы накормить Петрова работала целая кухня, на которой было десять главных поваров, сорок просто поваров и сто семьдесят три поваренка.

Вы скажите, что десять главных поваров и еще просто сорок поваров никогда ничего не смогут приготовить, даже яичницу? Так это сущая правда, с тех пор, как их завезли на эту кухню, где кастрюли были из космического титана, что дороже золота, и все было в мраморе и позолоте, так они ни разу и ничего не приготовили, только спорили, плевали друг другу в лицо, дрались и по всякому другому интриговали, это не шутка – десять главных поваров.

Есть Петрову было нечего, иногда он кормился даже в магдональдсе, или просто пил чай, но ведь если ты настоящий, а не липовый начальник, то нужно терпеть и страдать.

Петров был по своим убеждениям стоик и эпикуреец одновременно, потому он знал, что если человек понемножку страдает каждый день, то тайные силы уводят его от настоящих страданий.

И чтобы страдать каждый день Петров завел себе особую секретаршу. Петров любил эфемерных женщин-бабочек, которые стрекочут своими длинными ресницами, а по бесшумным передвижениям сразу можно было понять, что они существа не земные.

И чтобы страдать каждый день Петров завел себе такую секретаршу, которая была здорова, как две коровы, которая имела такие бедра, что пролезала в широкую дверь только боком. Она была груба, у нее были усы, она говорила басом, и ругалась матом.

С матом это было уже слишком, и Петров просил ее не ругаться, она не ругалась, только иногда вставляла для связки. Вот, к примеру, Петров ей тихо, почти шепотом говорит: «А президента Франции ко мне не пускать сегодня, завтра приму»

- Правильно, не хуя, - одобряла басом секретарша, записывая себе золотой ручкой в титановый блокнотик, чтобы не забыть про президента Франции.

Вот такой был начальник наш Петров. Все поди обзавидовались и хотят знать, как стать таким же начальником, как наш Петров?

Трудный путь прошел он. Все началось с того, что в 1981 году Петров жил с одним негром в общежитии одного института, где негров было много. Негр этот за четыре года учебы выучил только несколько слов по-русски, но слова эти были волшебные – социализм, Леонид Ильич Брежнев, нопасаран, Маркс и Ленин (Энгельса он с отвращением игнорировал).

И еще негр знал волшебное слово «фарцовка». И вот с этого негра и началось возвышения Петрова. Негр предложил ему продать пять пар джинсов. Петров пошел на дело и его взяли.

Допрашивали его сначала менты, которые щурились на него как коты на мышку и были грубы, потом пришел могучего сложения человек в кожаном пальто, со шрамом во всю щеку, со стальным взглядом, и стал сверлить стальным взглядом и сказал: «Плохо дело, Петров, кабы просто фарцовка, а то ведь негр твой шпиен, и ты, стало быть, шпиен».

Петров сполз от ужаса со стула и стал тихо повизгивать.

- Но есть шанс, - сказал мужчина со стальным взглядом, его звали Абель Шварц.

Так Петров начал помогать родной стране, он теперь торговал теми же джинсами, брал их у того же негра, но все это была, сами понимаете, глубокая разработка. И всем было хорошо.

Но тут перестройка. Потом реформы Гайдара, Чубайс и приватизация. И вот сидят некие люди и чешут репу, кому что отдать. Все поделили, остался один огромный завод по переработке навоза. И отдать ему некому. И вспомнили про Петрова. И кто-то сказал, что Петров занимался фарцовкой и, значит, бизнесмен.

Вот так Петров стал бизнесменом. Сначала-то про Петрова все забыли, и завод его монополист был никому не нужен, но потом столько скопилось в стране не переработанного навоза, что скоро Петров не знал, куда деньги девать.

Один раз на завод напали бандиты, Петров был на волосок, спрятался под диван, увидел обувь бандитов, вытащили его на свет Божий и сказали с ужимками: «Ага, еще один скальп с нового русского снимем».

Но тут их главный сказал расстроено: «Опять, ты Петров, отпустите его, пойдемте уж хлопцы» И Петров был отпущен, а в главном Петров узнал Абеля Шварца.

После этого Петров понял, что ему никакие деньги не нужны и бросил он свой завод, и устроился простым чиновником, но денег как-то не становилось меньше, как Петров не старался, их становилось больше, их становилось так много, что Петров иногда задумывался, не переработать ли их во что-то? Хоть в тот же навоз, ибо ими забито было все-все.

И поскольку у Петрова было столько много денег, то где-то и кто-то решил, что Петров и есть самый успешный бизнесмен, и ему и проводить инновации, ибо в этом случае и делать ничего не надо, куда Петрова не посади, деньги сами откуда-то берутся.

И вот сидит Петров главным начальником…

А при чем же тут бабочка? - спросит въедливый читатель.

И вот сидит Петров главным начальником, и в кабинет бабочка влетает, смотрит на нее Петров и думает, что сколько раз она крылышками взмахнет, столько ему миллиардиков прибавится. И считает, прижмурив глазки.

Хорошо!