February 22nd, 2011

Цвейг и Гоша

Цвейг Ардольенович Василюхин сидел на кухне и смотрел в окно. Ардольен был его отец. Простой советский генерал. Он женился на эстетке, которой не нравилось имя Ардольен. Самую ее звали Аглая, и она считала, что это нормально для жены генерала. Но для советского генерала имя Ардольен никак не подходило.

Ну там Геркулес, Перун, на худой конец, Бахус, а вот Ардольон никак. И когда родился маленький Василюхин, мать решила как-то расцепить проблему и назвала его в честь своего любимого писателя Цвейгом.

Цвейг Василюхин не успел стать генералом. Точнее, адмиралом, ибо служил он на флоте. Как только случился путч, его вызвал начальник и сказал, что он списан на берег. Ибо прежние заслуги отцов уже не в счет, а команда волнуется, ибо знает, что Василюхин способен на все.

За свою недолгую службу он пару раз падал за борт, в Гаване стояли, так только крейсер наш под парами начал удаляться от острова свободы, как из-под кровати Василюхина вылезла мулатка.

Ну и чего делать? Опять причаливать? Так ведь для этого одного мазута нужно затратить столько, что хватит на обогрев Владивостока неделю.

Василюхина решили наказать. Отняли у него мулатку, типа на перевоспитание от проституции. Отдали ее замполиту. Мулатка была хороша, любила как все кубинки советскую сгущенку. И сразу потребовала у замполита банку. Съела.

После чего, как честная женщина стала расстегивать замполиту ширинку.

- Ты чегой-то? - спросил тот в ужасе.

- Ты мне сделал хорошо, я тебе сделаю хорошо, - промурлыкала мулатка.

- Нет, - заорал замполит, - это извращение!

- Матерь вашу, - оторвалась мулатка, - социализм строить это не извращение, а минет – это извращение? Где логика, комрады?

Но замполит все равно отбивался.

- Ну хорошо, - сказала мулатка, - а ты знаешь, что Карл Маркс это очень любил?

- Вау - сказал от изумления замполит, и пока соображал, что к чему, уже все было сделано!

Потом мулатка пошла читать этот марксизм по всем каютам, ибо сгущенкой крейсер был наполнен по самые борта, в итоге, из-за нее все товарищи перессорились, чуть до стрельбы не дошло.

Ну и много чего было за Цвейгом. И его списали на берег.

- Да нужен мне ваш флот,- сказал Цвейг, - меня уже десять лет тошнит без перерыва.

Он плюнул в океан и сошел на берег. На берегу его пристроили, и он таки выслужил себе пенсию, и вот жил созерцательно, ни во что не вмешивался.

И вот сидит Цвейг на кухне, ест пресловутую сгущенку (не та она стала, не та!), смотрит на улицу в окно и думает о том, сколько уйдет времени, если хотя бы по сто коррупционеров в день расстреливать?

Посчитал, получилось у него 69 лет, столько, сколько СССР просуществовал. Долго.

А если по двести в день?

И тут услышал Цвейг какой-то шорох выразительный, ну вот как будто кто-то специально шуршит. Обернулся он, Нептун твою мать! Стоит перед ним белесое такое существо, с большой головой, пузатенький, ресниц нету.

- Ты кто? – в ужасе спрашивает Цвейг.

- Инопланетянин Гоша, - скромно отвечает существо.

- Тьфу ты, напугал, а я думал сам Абрамович, - сказал Цвейг. – Ну и чего надо?

- Поговорить за жизнь, - скромно сказал инопланетянин.

- Задаром не буду, - сказал Цвейг, - задаром в нашей стране даже врачи не лечат.

- И чего хочешь.

- Соседу отомстить, - задумчиво сказал Цвейг. – Он, тварь такая, все время со своим питбулем гуляет без поводка, пойдем сейчас на площадку и ты порвешь питбуля.

- Ты совсем охренел?- сказал Гоша. – Я же нежный как мимоза.

- Не бойцовский инопланетянин, значит, - загрустил Цвейг. – Тогда давай революцию устроим! Ты будешь Ленин, я Троцкий.

- Какой же из тебя Троцкий, - изумился Гоша, - ну Ворошилов, еще туда сюда…

- Ну ты будешь Ленина, а я Ворошилов, сосед будет Буденный, а собака его Дзержинским!

- Мне не хочется тебя огорчать, - сказал Гоша, - но я тут с другой миссией. Я хочу узнать, что тебе, как представителю народа нужно для счастья?

- Порядок навести, - сказал Цвейг.

- А как?

А СССР вернуть!

- Зачем? Тебе разве там было хорошо?

- Ну получше, чем сейчас, сгущенка была лучше – раз, Сталин был – два. Вот, хочу, чтобы Сталин был.

- А счастья ты не хочешь?

- Счастья – это бабы? – решил уточнить Цвейг.

- Ну почему же, - застеснялся Гоша.

- Чегой-то фиолетовый стал, - удивился Цвейг.

- Мы так краснеем, - объяснил Гоша. – Нет, счастье, это когда радость, это когда цветут лилии и поют соловьи…

- И где же во всем этом счастье? - иронично спросил Цвейг. – И вообще, вали ты отсюда, лучше бы ко мне Абрамович пришел. И было бы счастье!

- Но ты же советский, - изумился Гоша, - разве для тебя…

- Да, - тихо признался Цвейг, - я советский, и для меня главное – увидеть Абрамовича и умереть.

- А как же ты хотел коррупционеров стрелять?

- Посмотреть на Абрамовича и пойти коррупционеров стрелять! С ним вместе!

- А больше никого с собой не хочешь взять?

- Хочу. Познера, Урганта, Соловьева!

Через минуту на своем межгалактическом корабле Гоша мчал прочь. И шептал – им ничего не поможет! И во главе их нужно поставить лошадь Буденного.

Танки Гудериана двинулись

http://news.rambler.ru/9106555/Дмитрий Медведев дал понять, что ближневосточную волну протеста готовили внешние силы. Они же, по словам президента, «такой сценарий они и раньше готовили для нас», а теперь происходящее на Ближнем Востоке будет оказывать «прямое воздействие» на ситуацию в России. В ряде случаев, подчеркнул президент, речь может пойти о распаде этих стран «на мелкие осколки». «А государства эти очень непростые, вполне вероятно, что произойдут сложные события, включая приход фанатиков к власти— это будет означать пожары на десятилетия и распространение экстремизма в дальнейшем, надо смотреть правде в глаза».


Все правильно, говорите, господин президент, я по этому поводу пишу уже два года. И даже на АПН отправил текст, не знаю, когда они его опубликуют. Я об этом пишу БЕСПЛАТНО.

Я писал два года назад, в переносном смысле, что «танки Гудериана уже включили двигатели», надеясь, что власть включит соответственно свои мозги.

А на вас работает хренова туча аналитиков из всех ведомств, и, тем не менее, власть совершает детские ошибки, вы совершенно не готовы ни к чему, ибо сценарий здесь явно будет не египетский.

Более того, наверняка, в верхи докладывали, что и как будет развиваться. В результате, правоохранительная система в целом коррумпирована, это ваши слова, боле, чем какая либо другая система. И главное, русский народ и власть не едины. Кто будет защищать вашу РФ? Кавказцы со среднеазиатами?

А все те противоречия внутри страны, о которых и я писал, за эти два года только усугубились. http://www.apn.ru/publications/article21531.htm

Почему молчим?

Со всех сторон звучат вопросы, что же молчит наше общество, что же не реагирует на несправедливость? И действительно, ответом на беспредел является бегство, все кто может, уезжают из России, или живут на «два дома», кто не может «бежит в себя».

Но дело здесь не в особенностях русского человека.

Так «огораживание» в Англии началось аж в середине 16 века, когда крестьян сгоняли с их земель, крестьяне восставали, успеха не добились, но в результате столетия в Англии существовала чернь, низы общества, с ними обращались как со скотом, куда хуже, чем с крепостными в России в том же 18 век. К примеру, чтобы выбрал Сергей Михайлович Сергеев жизнь крестьянина или английский «работный дом?» К гадалке не ходи, выбрал бы крепостную зависимость, а не «работный дом» в Англии, ибо там порядки были как в гестапо. Да ведь еще и туда была очередь!

Так вот, реальное сопротивление, и более того, реальная демократия в Англии началась только в первой трети 19 века. Почему? Да потому что чернь, бывшие крестьяне, уже десятилетия были рабочими, и у них возникло самосознание рабочих.

Так Роджер Осборн точно называет дату, когда рабочие в Англии реально начали бороться за свои права. Это 1834 год. Тогда всего шесть рабочих объединились, чтобы бороться против занижения хозяином результатов их труда, что сказывалось на деньгах. Этих шестерых судили, присудили высылку в Австралию. Но вот тут-то на защиту этих шестерых в Лондоне собралась стотысячная толпа, которую Веллингтону пришлось разгонять кавалерией.

Мы все в СССР были «функциональными людьми», мы были государственными людьми, расшифровывать не буду, подробно я писал об этом в своей книге «Останутся ли в России русские».

И нас всех тоже «согнали с нашей земли», как в Англии, провели такое вот огораживание, в результате чего мы остались без родины и собственности. Теперь общество должно структуироваться заново. Скажем, в Интернете этот процесс идет очень быстро, мы чувствуем свое единство. Это виртуальное единство перерастет в реальное.

Да и в обществе идут эти же процессы, только медленнее, ибо реальные профсоюзы и партии задавили, и процесс этот из нормального превратили в ненормальный.

И когда сейчас мы говорим о Гражданском обществе, то не понимаем такой простой вещи, что Гражданское общество возникает там, где общество структуировано, и основные проблемы решены, улажены. Гражданское общество – это каналы быстрой связи между любой недовольной группой граждан и государством, а у нас еще и граждан-то нет.

Но появятся. Внешнеполитический фактор, как это часто бывало в России, станет тут основным.