February 27th, 2011

Где мы живем?

Перечитал Ромена Ролана «Жизнь Толстого», это просто крик души – как он велик! Француз, сам талантливый писатель заметил главное: «Толстой никогда не обращался к привилегированным мыслителям, он говорил для простых людей. Он – наша совесть. Он говорит именно то, что мы, обыкновенные люди, думаем и в чем боимся признаться самим себе. Он для нас не преисполненный спеси учитель жизни, один из надменных гениев… он наш брат».

Ролан пишет о себе, как об обыкновенном человеке, а Толстой велик. И в том же духе написал весьма честолюбивый Хемингуэй, он написал, что начал очень скромно, но потом обошел Тургенева, потом он обошел Мопассана, со Стендалем сыграл в ничью, но что на ринг с Толстым выйдет только, если сойдет с ума.

На самом деле, в книгах Толстого есть все. Вот он описывает канун битвы при Бородино, и он пишет, что все понимали значение этой битвы, все понимали, что Россия может погибнуть, но это не мешало очень многим продолжать строить интриги, стучать друг на друга, делать гадости и думать о своей выгоде.

Так и в нынешней России корабль идет на дно, а его экипаж и многие пассажиры все думают, как бы чего украсть, как бы кого еще из своих братьев обмануть и предать, а ведь участь нынешних богатеев будет жалкая, умрут нищими. Таков закон жизни.

И что интересно, в той России Толстой был как солнце, величие его понимали все, имя его знали даже безграмотные крестьяне, ибо Россия была на подъеме. Тот же Розанов точно определил, что центр мира переместился в Россию, и только от талантливости русских зависит, сможем ли мы выполнить волю Бога.

Оказалось, что не только в талантливости дело, но и в удаче.

Но сейчас Толстой в России – кто? Безумный шпак. По понятиям по-другому не выходит. Людей, которые в России понимают значение Толстого, единицы. Хотя читаю любопытную книгу англичанина Роджера Осборна «Цивилизация. Новая история западного мира» (вышла в 2006 г.), так там Толстой есть, фактически от России он один, но он один делает так, что Осборн, как бы на автомате включает Россию в западную цивилизацию. Не больше и не меньше.

Отношение к Толстому в нынешней России, это показатель чудовищного цивилизационного падения общества. К 1991 году было у нас очень много ракет и танков, но Толстого уже не понимали, и сейчас можно успеть слепить много ракет и танков, только не поможет это.