September 27th, 2011

«Почему в мире ненавидят русских».

На Русском обозревателе вывешена дискуссия «НТВЕШНИКИ» на тему: «Почему в мире ненавидят русских». Классическая вещь своего рода, в учебник пропаганды нужно ее занести. В ней вроде бы пытаются понять, откуда в мире берется русофобия, но при этом материал подан так, что кроме отвращения к себе русские, посмотрев эту муть, ничего не испытают. НТВ идет в ногу со временем. Поливать говном русских в открытую уже трудно, но они все равно это делают, вроде бы русских даже защищая. Но основной итог (посмотрел чуть больше половины) основной итог такой, думаешь – а кто вы есть? Кто вы такие, чтобы я тратил свои эмоции на ваши разводки? Пошли на х…! От вас уже НИЧЕГО не зависит. Ощущение какого-то нафталиннового дерьма конца 80-х годов. Думается, что авторы этих агиток именно тогда и начали блистать в СМИ. Время идет, а они те же, только форму несколько поменяли.

Женщинам любовь не нужна!

Сережа Сергеев дал посмотреть фильм «Танго» Патриса Леконта. Хо-хо! Это же моя «Женофобия»! Свой роман «Женофобия» я начал писать где-то лет десять назад, а фильм снят в 1993 году. Т.е. я не очень отстал. Все-таки, какая провинциальная наша РФ! Провинциальная настолько, что здесь не могут понять процессов, происходящих в обществе, не могут даже содрать что-то на Западе, ибо не понимают процессов и там.

Моя «Женофобия» о том, что мир изменился, женщинам уже не нужна любовь мужчин, чтобы выжить. Ролевые игры в слабых женщин, которым нужна любовь и сильных мужчин, которые должны защитить женщин, это игры из прошлого. Реальность другая.

Основная мысль фильма, как и моего романа в том, что в новых условиях с женщинами жить нельзя, но и обойтись без них нельзя. Единственное, что у меня роман получился мрачноватым, а француз сделал из всего этого трагикомедию, что точнее.

Но прикольно, что в нашей несчастной Россиянии даже не понимают о чем у меня роман. Я не представляю, что найдется такой режиссер, который снимет фильм по моей «Женофобии», они просто не поймут в чем там дело, как не понимали редакторы, критики, к которым мой роман попадал.

Бедная, бедная наша страна, все по ранжиру и блату, и в искусстве и в науке, и в управлении страной!