December 29th, 2013

Как я один раз видел Ходорковского

Это было в году 2001. Я сидел с моей знакомой пиарщицей в «Президент-Отеле» и пил кофе, там на первом этаже было нечто вроде буфета, где можно было выпить кофе. Моя знакомая была дамой интересной, она очень хороший друг, обаятельная как магнит, при этом еще она добавила себе и профессионального пиарщеского обаяния (Дурить людей легче всего, расположив их к себе).

У нее, к слову, была одна интересная особенность – она могла иметь дело с человеком только тогда, когда он из себя что-то представлял. Со мной она дружила потому, что я был писатель, я к тому времени опубликовал два романа, один из них она прочла, а для нее статус «писатель» был высоким.

Она меня так и представляла своим друзьям: «Это Александр, он писатель». После чего мне оставалось только криво улыбаться, ибо в 2001 году быть писателем было почти смешно.

Но у нее была страсть ко всем реализовавшим себя людям. Это было важно для нее во всех смыслах. Она мне рассказывала, как ее подруга «спит» с молодым человеком, а он никто.

- Ну как это можно, - восклицала она. – Он вообще НИКТО. И она с ним спит.

Причем, это без всякого юмора, полное непонимание и негодование.

Но особенно она тащилась от людей власти и богачей, вот здесь она просто млела.

И вот сидим мы, пьем кофе и тут у нее блаженная улыбка любви и подчинения на лице:

- Ходорковский, - шепчет она мне, - Ходорковский.

Я знал, что есть такой олигарх, как-то даже представлял его себе внешне, ибо по ТВ он иногда мелькал. Но мне-то что?

Оборачиваюсь.

К этому самому буфету идет высокий и физически мощный человек в очках. За его спиной метрах в пяти три дюжих охранника метра под два ростом. Но он идет типа сам по себе, и типа совершает подвиг. Я не шучу.

У этого человека вообще очень высокая энергетика, ее избыточно много, во всяком случае, так было тогда, он шел точно весь наэлектризованный. Но главное было не в этом, он шел выпить кофе так, словно в каждую секунду ждал выстрела снайпера и пуля должна войти ему в лоб. И каждую же секунду он усилием воли преодолевал свой ужас и делал еще шаг вперед.

Возможно это его какая-то личная особенность. Может быть, он с детства такой. Не знаю. Но первое, что пришло в голову, а время отстрела богачей в 90-х только закончилось, что он переполнен ужасом и постоянно преодолевает его.

Там ведь все не так празднично было. Мне рассказывали, что после того как Березовского взорвали в машине, и он чудом уцелел, то обнаружил на своих руках оторванную голову шофера, после этого эпизода, он уже никогда не был нормальным. Шок этот перевернул его жизнь.

В случае же с Ходоровским, я повторяю, я не знаю, почему он так себя вел. Возможно был какой-то разговор перед этим, и он напрягся, да все что угодно… Но вот что видел, то я и пересказываю. Да и смотрел я на него максимум несколько секунд.

Потом отвернулся и уже смотрел на свою собеседницу, которая млела все больше, и это было очень смешно.