May 30th, 2014

Что такое наука история и что она изучает

У масс все больше вопросов к профессиональным историкам, и все меньше ответов эти массы получают, а потому сами нагло, рьяно и часто смешно начинают выполнять работу историков. Но я все больше и больше понимаю запрос масс. И не вчера это началось.

Я помню одну из первых лекций моего учителя профессора Аполлона Кузьмина у нас на истфаке на первом курсе. Он задал вот этот же вопрос – что является предметом науки истории? И сказал, что это никак не определяется в наших учебника. Я уже не помню, что он тогда говорил по этому поводу, какое определение сам давал.

Я просто понимаю, что ответ – история изучает прошлое человечества – этот ответ не верен. Наука история действительно имеет дело с фактами прошлого, но вот что есть предмет ее изучения?

Человек, конечно, и человек современный должен интересовать историка. Вот такой парадокс. Но тут много чего интересного, пока неохота писать на эту тему.

И еще… история это всегда реконструкция прошлого, по-иному быть не может. Это надо понимать. Вопрос только в том, кто занимается этой реконструкцией. Профессионал или самопальный «историк».

Если этим занимается историк советской исторической школы, а именно этим говном забиты все вузы нашей страны, то в топку такую реконструкцию. У этих мудаков вывернутое сознание. Максимум на что они пригодны – это собрать группу фактов и как-то их систематизировать.

А вот здесь длинный текст профана, который упивается своим профанством и задает вопросы некому обобщенному «историку», местами забавно.

Вообще-то этот профан задает свои вопросы не историку, а антропологу, генетику, археологу, но он не понимает, что это не одно и тоже что историк)))

http://newsland.com/news/detail/id/1378132/

О «Бесах» замолвите слово…

На ТВ прошла премьера фильма «Бесы». И ведь не плохой фильм. Не могу сказать, что режиссер Хотиненко создал шедевр, но при этом фильм держит зрителя. Хот я не знаю, как его смотрели те, которые не читали роман. Едва ли им было все понятно.

Этот роман Достоевского вещь грандиозная, этот роман в одном ряду с «Гамлетом» Шекспира и «Войной и миром» Толстого. Вещь антиреволюционная, вещь, предсказавшая Ленина и его банду не просто как явление, а типологически.

Но при всем при этом Достоевский был популярен и среди молодежи того времени, что вроде мало понятно, ибо молодежь была революционно настроенная. В чем дело? Почему молодежь читала Достоевского? Да потому что он был на стороне «простого человека». И никто так не бичевал власть, как Достоевский.

В фильме это почти не выражено, но в романе главные удары наносятся вовсе не по либералам, как это принято было считать, хотя Достоевский иронизирует по их поводу и доходит до сарказма, но именно в отношении власти писатель уничижителен до издевательства.

Это не только в «Бесах», но и во многих романах Достоевского власть изничтожается иронией и сарказмом писателя. Понятно, что соратник Никиты Михалкова режиссер Хотиненко не посмел бы, даже если бы захотел, выделить это направления романа в качестве главного.

Чем сильны бесы-революционеры в романе? Тупостью начальства они сильны.

Этого в фильме нет, хотя есть много всякой ерунды, которую сценарист и режиссер придумали сами. И здесь, конечно, вопрос – зачем все эти их находки? Сам роман таит в себе такую мощную драматургию, такие монологи шекспировского уровня, такую драматургию, зачем еще придумывать что-то? Ведь в этом романе на тысячу фильмов материала хватит.

Но придумали. Придумали какого-то следователя, который расследует дело об убийстве. Тут, правда, не все плохо, потому что следователя играет Маковецкий. Актер, созданный самой природой, чтобы играть в экранизациях произведений Гоголя и Достоевского. Но для движения и развития сюжета образ Маковецкого мало что дает.

Очень неплохи молодые актеры в фильме, к примеру, Антон Шагин в роли главного беса Петра Верховенского. Евгений Ткачук превосходно сыграл Шатова, Мария Шалаева пронзительно сыграла Лебядкину, так что жутко было смотреть на безумную героиню, но при этом ведь осталось главное от Достоевского, безумная Лебядкина чудесный, прекрасный человек.

А на роль Николая Ставрогина я бы взял… журналиста Александра Невзорова, ну даже при том, что он старше героя лет так на 27-28, все равно бы взял, замечательный бы образ получился! Образ религиозного по своей психологии человека, который склонен из-за причуд психики ко всему дурному. Но поскольку человек-то все равно религиозный, то заканчивается все драмой.

На роль мелкого беса Лямшина я бы взял Шендеровича, Лямшин ведь пародист хороший, людей умеет передразнивать, спародировать и высмеять умеет даже для кого-то святое, например, гимны Франции и Германии. И в тоже время Лямшин, как и Шендерович, полез в политику. Чему и сам был потом не рад.

Чем интересен Достоевский именно русскому современному человеку? Да тем, что самому Достоевскому интересен был именно русский человек и только русский человек. Поляки, евреи и немцы проходят в его романах в сугубо отрицательных персонажах, они ему не интересны, но они присутствуют в жизни тогдашней России, а потому они есть и в романах.

А чем интересен Достоевский Западу? Вот этот вопрос почти истерично задавали Дуня Смирнова и Таня Толстая в передаче «Школа злословия» совсем недавно одному телевизионному дядечке, который ведет очень милые передачи на канале «Культура». Но дядечка этот имел неосторожность публиковаться в современной «Литературной газете» и быть специалистом по Достоевскому, за это Дуня и Таня рвали дядечку на части.

Не помню, что дядечка этот ответил Дуне и Тане по поводу Достоевского, я могу им объяснить, почему писатель так популярен на Западе. Психология западного человека состоит из сплошных табу. Помните, как у Шекспира Гамлет говорит: «Весь мир тюрьма». Вот это и есть восприятие западным человеком окружающей действительности. Почему западный мир такой, а не другой – это отдельная тема для беседы, но он такой. И ключевое понятие для Запада – это свобода. Западный человек все время пытается вырваться на свободу из своей тюрьмы, отстраивая все более свободное в политическом отношение общество. Но этого оказалось мало, и Запад пытается сбросить и прочие табу, мы видим эпопею со свободой гомосексуализма и и т.д. Но уверяю вас, что этим дело не закончится, ибо разрушая табу западный человек почему-то не становится более свободным. Я имею в виду внутреннюю свободу.

Таких проблем со «свободой» нет ни в одной цивилизации мира, их нет у китайцев, их нет у индусов, их нет у русских.

И в русских гениях, прежде всего, у Толстого и Достоевского западный человек видит эту самую свободу. Достоевский ведь абсолютно свободен, для него нет табу, вообще нет. Он свободен по горизонтали, вертикали и диагонали. И эта свобода потрясает западного человека. Достоевский вырос на романах Бальзака. И взял из этих романов их социальность, но при этом герои Бальзака – это прекрасные молодые люди, приехавшие завоевывать Париж, куртизанки, богачи и т.д., в них бездна психологии, но разве можно представить себе у Бальзака или любого другого западного писателя такого персонажа как капитан Лебядкин? Вроде дрянь ничтожная, но как он свободен! Внутренне он абсолютно свободен и психологически не зависим ни от кого.

А Николай Ставрогин? Роковой красавец, именно ему отдаются три главные молодые героини романа – Лиза, Дарья, а Мария, жена Шатова, даже рожает от Ставрогина. А этот силач и красавец женится на дурочке Лебядкиной! И вопрос – зачем он совершает такой поступок даже не возникает, после того как читатель погружается в психологию Ставрогина. Ну да, этот типаж и должен был сделать нечто подобное. И западный человек найдет в себе и от Лебядкина нечто, и от Ставрогина, и от прочих сумасшедших героев Достоевского. Западный человек в книгах такого не пишет, но в жизни-то реальной он такой.

Достоевский дает зеркало и говорит: на, посмотри, на свою рожу-то, человечек, ты и есть такой, а не другой!

Западному человеку вообще не понятно, как можно говорить обо всем этом? Но и жить держа все это в себе невозможно, и западный человек заговорил… на кушетках у психоаналитиков, потом заговорил в кино, но вот в романах никак не получается. Чтобы Америка увидела себя со стороны потребовался… Набоков. «А мы смешные» - написал кто-то из американцев после прочтения романа Набокова об Америке под названием «Лолита».

К моему сожалению в фильме Хотиненко очень плохо был показан один из самых важных героев «Бесов» либерал Степан Трофимович Верховенский. Хотя сыграл его хороший актер Костолевский, но играть-то ему особо нечего. Роль не прописана, он там всего лишь отец главного беса Петра Верховенского.

Но ведь у Достоевского Степан Тимофеевич фигура центральная, ему уделил писатель больше всего своего внимания. Почему?

Ну я всегда полагал потому, что Степан Тимофеевич русский либерал, и он породил в прямом и переносном смысле главного беса - сына своего Петра.

Но у Достоевского это не так, если внимательно вчитаться, я не знаю историю написания этого романа, я не читал ни одной работы филологов по «Бесам», и скажу честно, что добровольно читать филологов не буду. Смысла нет. Видимо идея была изначально такая, что главный бес это и есть либерал Верховенский-старший, болтун, пустое место, ничтожество, он пресмыкается перед Западом, он порождает революционных бесов в России.

Но в итоге в романе Степан Тимофеевич получился милым, трогательным и добрым человеком. И Петруша Верховенский, который стремиться залить кровью всю Россию, это не его кровный сын. Жена Степана Тимофеевича родила его от поляка! Т.е. это не РОДНОЕ его дитя.

Если знать всю трепетную ненависть, с которой относился Достоевский к полякам, то тут можно многое понять. Русский не может сделать по отношению к России то, что может сделать поляк!

Какое пророчество!

«Великий октябрь» был совершен совершенно безумным бесом полукровком Лениным, а ЧК возглавил поляк Дзержинский, мечтавший в детстве убивать москалей, а потом этой организацией руководил поляк Менжинский.

Степан Тимофеевич имеет какие-то убеждения, вполне умеренные, он готов их даже отстаивать. Но Достоевский иронизирует над его мнительностью, Степан Тимофеевич уверен, что он под надзором, тайным наблюдением, Достоевский высмеивает это его предположение, но будем уж откровенны, либерал Верховенский в те времена точно был взят на учет, другой вопрос, что ему ничего не угрожало, III Отделение – это не ЧК.

Но к чему это я все веду? К тому, что русский либерал Степан Тимофеевич никакого отношения к бесам не имел, это точно, не принимал их и возненавидел даже сына своего. А вот советские либералы, а других мы с вами так и не увидели за последние 25 лет, очень даже бесы.

Левый либерал депутат Пономарев так вполне мог сыграть Петрушу Верховенского. Не с него ли, кстати, лепил роль Антон Шагин?

А Степан Тимофеевич Верховенский… ну что же… Он даже не оказался слабаком, каким рисовал его сначала Достоевский, оскорбленный своим другом - богатой вдовой, он не берет ее денег, которые она ему предлагает, реально большие деньги 3000 рублей годовых и уходит…в Русь, идет куда глаза глядят.

Вот почему Достоевский гений? Ведь он же о каждом своем герое самом второстепенном знает все, о каждом может написать гигантский по объему роман.

Уходит куда глаза глядя русский либерал и должен погибнуть, сгинуть в этой страшной России, которую он совсем не знает и не понимает по уверениям Достоевского. Но в нем ведь что-то есть? Он женщин хорошо чувствует, понимает их, за людей считает, он же либерал.

И вот бредет он по дороге и... обгоняет его телега, на телеге мужик и баба, мужику он не интересен, а вот баба…

- Вы из каких будете, коли не будет неучтиво спросить? – не вытерпела наконец бабенка, когда Степан Тимофеевич вдруг, в рассеяности, посмотрел на нее. Бабенка лет двадцати семи, плотная, чернобровая и румяная, с ласково улыбающимися красными губами, из-под которых сверкали белые ровные зубы.

- Вы это ко мне обращаетесь? – с прискорбным удивлением спросил Степан Тимофеевич.

И что же? В итоге устало бредущий Степан Тимофеевич, оказался на телеге рядом с бабенкой, она же его пристроила на ночлег, с ней же он выпил водки и… ожил.

Он стал говорить окружавшим его мужикам и бабам по-французски:

- Я люблю народ, это необходимо, но мне кажется, что я никогда не видел его вблизи…

И народ его вполне понимал, отнеся с сочувствием.

Тут он встретил, торговавшую религиозной литературой молодую вдову Софью Матвеевну и все пошло как по маслу, и он уже говорит ей:

- Позвольте мне не расставаться с вами? Я чувствую, что ваш взгляд и… я удивляюсь даже вашей манере: вы простодушны… в вас есть нечто прелестное, и я вижу по вашем чертам… О, не краснейте и не бойтесь меня как мужчину…

Короче, не успел русский либерал отойти далеко от своей дамы-спонсора, как тут же попал в цветник, и уж рядом с Софьей Матвеевной он точно бы не пропал.

Но заболел, Софья Матвеевна была с ним, тут кто-то узнал его из крестьян, скоро примчалась и его обидчица, с которой он дружил 20 лет. Вдова-генеральша. Она тут же пронзила взором Софью Матвеевну, все поняла:

- Ведь если бы я не приехала, ты бы все равно его не оставила?

- Ни за что бы их я не оставила-с, - тихо и твердо промолвила Софья Матвеевна, утирая глаза.

Степан Тимофеевич умер хорошо, на руках любящих дам, даже не понимая, что умирает.

Мда. А вы говорите русские либералы. Где они? Всех либо в ЧК перестреляли, либо в эмиграцию подались.

А нам вот эти остались… вроде Пономарева.

А за фильм Хотиненко спасибо. Все же сделал, что мог, и не плохо.

http://www.apn.ru/publications/article31674.htm