June 28th, 2014

Лес

Посмотрел «Лес» Островского во МХАТ им. Чехова. В постановке Кирилла Серебрянникова.
Этот режиссер вроде как скандальный авангардист, но я о нем ничего не знаю, потому буду говорить только о спектакле. После 10 минут просмотра нестерпимо захотелось домой, но потом становилось все интереснее. Я бы не сказал, что Серебрянников изуродовал классику. Нет, конечно, изуродовал отчасти, но при этом выделил, подчеркнул в этой великой вещи ее антибуржуазный характер.

Так ведь все замылилось, делишь людей на хороших и плохих, оцениваешь работу актеров, но Серебрянников прав, антибуржуазность у Островского на первом месте, протест против власти денег в спектакле самое важное.

Причем, буржуазность у режиссера сразу в четырех плоскостях – американская, это антураж начала спектакля, джаз, которые временами появляется на сцене, и декорации во время всего спектакля, буржуазность и мерзость мещанского совка, но совок дан с оттенком умилительности, тут тебе детский советский хор и песня про «Беловежскую пущу».

Буржуазность нынешняя с братками, и буржуазность, собственно, времен Островского, наивная такая проповедь против зла, что ведь не хорошо это, когда все за деньги.

Есть и откровенный глум режиссера, когда актер Авангард Леонтьев подходит к первым рядам, а там понятное дело, сидят самые богатые из пришедших на спектакль, и начинает говорить с кривлянием и ужимками о том, как он любит богатство, обращаясь к первым рядам – типа того, вы то меня понимаете.

В ответ на это хохот до визга в дальних рядах.

И то, что у Островского «прикрыто», дано с тонким юмором, суть спектакля, как пожилая баба покупает себе за деньги молодого человека, у Серебрянникова и есть главный нерв спектакля. Это в его постановке настолько грубо, пошло и мерзко… Но это для одной части зрителей. А есть и другая… Это бабы. И если бабы в годах потупляли глаза или просто стыдливо смеялись, явно не осуждая героиню, то молодые бабы просто ржали как-то совсем бесстыдно.

Видно было здесь много чего, от простого – хорошо бы купить парня для случки, до мести, что не только нас покупают, но и вас покупают, мужики, и вы не менее, а может быть и более мерзки, чем мы.

Была в спектакле и актуальность. Дмитрий Назаров произносит свой обличительный монолог в конце спектакля. А молодой хозяин жизни ему говорит, что мы тебя за эти слова и по статье можем…

- Нет, не можете, - веселится Назаров, - это не я сказал, это Шиллер.

И тыкает книжку в нос молодому хозяину жизни.

- Цензурой разрешено.

Спектакль бодрит, конечно. Но более всего после этого просмотра захотелось посмотреть классический вариант «Леса». В Малом театре, к примеру.

А режиссер молодец, столько всего напихал в спектакль, и одно на другое не наезжает, а дополняет и развивает.

Свиньи, вы господа, свиньи! – это его основной мотив.

А господа ржут – да свиньи мы, свиньи.

И это все под «Беловежскую пущу» Пахмутовой.