December 28th, 2015

(no subject)

Интереснейший анализ психиатром и социальным мыслителем Югном книги «Улисс» Джеймса Джойса. Юнг велик и мог позволить себе откровенность, он честно написал, что с мучительным трудом дочитал эту книгу, которую многие считают ключевой в ХХ веке, до 125 из 750 страницы. Потом, чтобы облегчить себе участь, он начал читать роман с конца, ибо для этого романа это все равно. И на сотнях страницах эссе Юнга идет интереснейший разбор этого романа, который Юнг за три года все же одолел, интересен этот текст ему, не как текст художественного произведения, а как некое послание коллективного бессознательного. Он пишет, что Джойс гордится своим текстом, как большевик гордится своей немытой рожей, ну и многое у него есть в таком же духе, весьма игривого и издевательского. Он пишет, что сам тест – это классическая шизофрения, но при этом автор не шизофреник. Юнг замечает, что это вообще характерно для современного новаторского искусства. Произведения искусства сознательно искажаются под «сумасшедшие», хотя отдельные авторы и в самом деле шизофреники, но их меньшинство.

Юнг даже проходится по еврейскому происхождению Джойса, а заодно и Фрейда, что эти их разрушительные вещицы все же есть послание коллективного бессознательного евреев, но послания миру арийскому. Юнг отмечает, что если бы не бесконечные переиздания «Уилисс», он никогда бы не стал читать такую муть, но интерес к роману есть показатель важности этого текста. В этом тексте в мир пришел Антихрист – пишет, кося под наивняка, Юнг. И что если «Фауст» Гете и «Заратустра» Ницше задевают коллективное бессознательное немцев, то в текстах Джойса и Фрейда нечто другое.
В текстах Джойса человек по Юнгу равен червяку.
Но заметим мы, что и для Ницше человек это червяк и для Гитлера тоже. В чем разница? Ницше и Гитлер бредят сверхчеловеком вместо червяка. Для Фрейда и Джойса человек не может в принципе выйти из этого червячного состояния.
Гитлера, правда, Юнг не упоминает, потому видно, что хорошо понимает, чем закончится бред этого параноика. Любопытно, что часть продвинутой современной прозы развивается все еще по Джойсу. Удивительно сколько сотен и даже тысяч арийских авторов все пишут и пишут про своих червяков. Но Юнг замечает, что себя-то Джойс к червякам не относит, он субъект этого червяного мира. Творец. И видно, что Джойс и Фрейд видели себя хозяевами реального европейского мира, который Бог оставил без присмотра.