February 12th, 2016

Еще раз о консерватизме и национализме

Мой друг по ФБ Аркадий Минаков написал и издал интереснейшую книгу «Русский консерватизм в первой четверти XIX века». Я не являюсь специалистом по этой эпохе, но мнение свое имею. На мой взгляд, книга удалась, она хороша объективным анализом. Автор сочувствует консерваторам, и мы понимаем при прочтении книги, что весь консерватизм Николая I вырос из консерватизма, который победил уже при позднем Александре I. Но что это были за победы? Вот цитата из книги Минакова:
«Большинство членов комитета Главного правления учи-
лищ одобрило мнение Рунича, и книга Куницына была запре-
щена. Куницын был уволен из университета. С этого момента
правительство обратило внимание на преподавание естест-
венного права, потребовав от всех высших учебных заведений,
чтобы учебники и пособия по этой дисциплине соответствовали
принципу уважения к религии и существующему порядку.
Ученый комитет начал рассматривать книги, издаваемые для
учебных заведений, и давать по ним свои заключения. В ито-
ге были запрещены такие учебники и учебные пособия, как
«История философских систем» А. И. Галича, «Начертание ме-
тафизики» А. С. Лубкина, учебники по логике П. Д. Лодия и
И. И. Давыдова, «Курс всеобщей истории» Е. Ф. Зябловского
и даже составленная Ф. И. Янковичем-де-Мириево «Книга об
обязанностях человека и гражданина», в основу которой были
положены наставления Екатерины II.
После запрета книги Куницына Рунич выступил иници-
атором «петербургской истории» и суда в 1821–1822 гг. над
профессорами Петербургского университета, выдвиженцами
С. С. Уварова, тогда еще либерального попечителя Петербург-
ского учебного округа».
Т.е. почти полвека Романовы потратили на то, чтобы не пущать и запрещать, заложив фундамент для отставания России от Европы, которая не сказать, чтобы уж шибко развивалась в это время, но все-таки развивалась, а Россия стагнировала. Если весь 18 век, это век русского дворянства, век колоссальных успехов, успехов просто поразительных, то время позднего Александра I и Николая I это время стагнации, это время бессмысленной войны на Кавказе, бессмысленной, потому что по итогам войны Кавказ не был ассимилирован русскими, а это было легко сделать, и это предлагали сделать «декабристы» генерал Ермолов и дипломат Грибоедов.
Вопрос, конечно, в том, насколько общество, которое рисует нам объективный Аркадий Минаков, было готово к переменам. Собственно, только сейчас до меня дошло, что означает формула умного и хитрого графа Уварова «православие, самодержавие, народность». Якобы эта формула выражала только консервативное содержание эпохи Николая, но если мы переведем слово «народность» на современный политический русский язык, то получится – национализм. Ибо переведенный в 19 веке на русский язык «национализм» и означал «народность». Т.е. современные русские националисты – это народники, на самом деле.
Так вот никакого национализма при позднем Александре I и Николае I не было, а был космополитизм, т.е. формула Уварова не работала. Минаков указывает, что русские консерваторы при Александре были националистичны. Возможно, что субъективно это было так. Но русский дворянский национализм был господствующей идеологией при Екатерине, но никак уж не при Александре и Николае. Русский национализм декабристов требовал власти русского народа, промышленного и научного развития. Космополитичный режим Николая ничего этого не давал. Увы. Национализм русских консерваторов не был реализован. Хоть как-то такая реализация начнется к концу века при Александре Ш, но это уже другая история.
Еще раз поздравляю Аркадия с выходом его книги! Очень рад за него и за нас всех!