February 15th, 2016

(no subject)

Смотрел вчера передачу у Соловьева, три еврея махали шашками и угрожали США и НАТО. Там был какой-то американский корреспондент, ему было смешно, и он предложил рассказать еврейский анекдот, предупредив, что в США это уже невозможно, рассказывать такие анекдоты. Русские же овощи на зарплате говорили вяло, и были печальными. Да и евреи махали в конце саблями уже не так бурно. Суть конфликта в том, что элита РФ решила доказать право на мировой арене поступать так, как считает нужным. Гражданин США и РФ товарищ Злобин на это заметил, что чтобы так поступать, нужно силу иметь. И стало понятно, почему именно сейчас сносили торговые площади в Москве, которые якобы принадлежат горским евреям и подобным же друзьям. Это сигнал кому-то сверху – не будете себя хорошо и правильно вести, будете жить на одну зарплату. Сигнал, конечно, не горским евреям, а тем, кто их окормляет.
Любопытно, как притих Китай, китайцы же не машут шашками, как я понимаю, ведут себя скромно, поди и над Обамой не издевались.
На самом деле, происходит то, чего так хотели в РФ народные массы – мы стукнули по столу.
И что из этого выходит? Никто в мире не верит, что элита РФ готова начать атомный конфликт. Никто не верит, что торговцы стали воинами. Элите СССР верили, сначала даже Горбачева боялись.
Ответ на этот вопрос простой – если есть служение своему народу, то элиту воспринимают всерьез. Если нет служения, то ее так не воспринимает.
Могут США доиграться до атомной войны? Могут. Когда Ельцин заявил, что вводит войска в Чечню то все потирали руки, что наконец он влип. Но как только показали валявшихся на улицах Грозного убитых русских солдат, русский народ стал сплачиваться даже и вокруг Ельцина, стеная от отвращения к нему, но ненависть к чеченцам была больше.
На самом деле можно долго всех обманывать, кидать и предавать, но наступает момент, когда к вам самим будут относиться подобным же образом.
Что нужно было делать, чтобы к границам РФ не приближалось НАТО? Не воровать у своего народа.

Николаю Ивановичу Павленко 100 лет!

Николаю Ивановичу Павленко 100 лет! Сейчас по ТВ смотрел репортаж с ним. Я у него учился. "Что посоветуете молодым историкам? - его спрашивают. - Писать правду"- отвечает. Я писал дипломную работу у Аполлона Григорьевича Кузьмина, а мой уже покойный приятель Сережа Шестаков у Павленко. И вот Сережа мне как-то говорит, что твой-то шеф молодой, а мой все болеет, не помер бы до моей защиты. И вот что в итоге. А у Кузьмина с Павленко были не очень отношения сначала, якобы Кузьмин где-то сказал, что Павленко масон. И вот идет партсобрание (это сам Кузьмин мне рассказывал), Павленко сидит возле открытой форточки, а дама-методист ему говорит: "Пересядьте, Николай Иванович, а то простудитесь". А он отвечает: "А я же масон, чего мне будет". Кузьмин очень веселился, рассказывая это. Потом они с Николаем Ивановичем сошлись, два честных русских историка, делить им было нечего. А была такая доктор исторических наук мадам Попова, жена историка Авреха, типа диссидента, его преследовали вроде (мне бы так жить сейчас, как его преследовали), и вот она Павленко на Аполлона Кузьмина наговаривала, Николаю Ивановичу это надоело, он стоял в коридоре с Кузьминым, идет Попова, он ее за руку схватил и потребовал, чтобы она тут все про Кузьмина повторила, та зашипела и вырвала руку.
И Ивана Грозного они оба с Кузьминым ненавидели. Павленко говорил о "реформах" Грозного: "Какие реформы, дайте сумасшедшему пистолет, вот и будут вам реформы".
Да, замечательный честный человек, Николай Иванович, дай Бог ему здоровья! Сколько книг он написал, язык отличный. Его справедливо назвали историком и писателем. Еще он рассуждал о том, какую память должен иметь историк, приводил в пример историка и археолога Артемия Владимировича Арциховского. У того память была уникальная, он перед уходом на фронт заполнял зачетные книжки на своем курсе, пришел с фронта - книжки потеряли, он по памяти все восстановил. А вот написал мало. "Чтобы много писать, - говорил Николай Иванович, - нужна память не совсем чтобы плохая, но и не совсем хорошая". А Кузьмин рассказывал про Арциховского, как тот приезжал при Сталине к академику Тихомирову и читал на ухо тому свое неприличное стихотворение об Иване Грозном, оба хохотали. А при Сталине Грозный-то был культовой фигурой, ну им вот только так оставалось...
Читайте, друзья книги Николая Ивановича Павленко! Это того стоит!