August 25th, 2016

(no subject)

Жуткий дневник актера Георгия Буркова, в хрущевские годы это всякие советские банальности вплоть до веры в коммунизм и сплошной романтизм, после того как Никиту убрали, Бурков задет себе вопрос - будет ли новый 1937 год? После смерти Шукшина (1975 год) в дневнике начинается просто истерика, актер пишет: "У меня нет Родины, у раба ее не может быть. Но если она у меня есть, то внутри меня, и так у многих. Но мы живем на чужой территории, нашу Родину оккупировали коммунисты. Это не татаро-монголы, это свои, и, пожалуй, в этом секрет их успеха. Они нас заставили быть чужими. Они приписывают нас к одному месту, но не к тому, где ты родился и вырос. Малая родина - этот бандустан, явление обманчивое, лживое... Предательство, зависть - давно стали частью Имперской политики коммунистов. И никогда коммунисты не представляли интересы рабочего класса. Никогда. В основном это осколки и неудачники из всех слоев русского общества... Неправда, что это уже другие люди. Это идеологические дети тех, первых, Бесов. Но их уничтожить нельзя еще и потому, что они - это мы... И так будет всегда!"

(no subject)

Актер Георгий Бурков был до странности хорошо информированный человек по советским временам. При всей его закрытости, в его дневниках, вдруг, прорывается нечто, о чем обычный советский человек знать не мог. Социальность и русская тема у него появляются после знакомства с Шукшиным, это понятно. Ну вот, скажем, он пишет: "Горького журили за неугодные вещи, как за что-то постыдное. Но когда дело касалось партийных интересов, не стеснялись подсылать к нему красивую бабу". Только неясно, которую бабу он имеет ввиду - Андрееву или Будберг? Помню, что про мадам Будберг я первый раз услышал на лекции профессора-филолога, он читал нам курс русской литературы, это был очень пожилой человек, смешной и чудной, над ним смеялись в голос на лекциях, история с Будберг в его исполнении звучала такой: чекисты в 1918 году везли по Питеру арестованную (почему-то голую!) баронессу Будберг, но тут она выпрыгнула из пролетки и убежала, прибежала на квартиру Горького, тот ее впустил, за ней чекисты и говорят Горькому - мы чекисты, к вам забежала голая женщина, верните. "А я Максим Горький" - ответил Горький и закрыл пред чекистами дверь. Хохот стоял в аудитории дикий, когда препод это рассказывал. У него вообще были какие-то сексуальный аномалии, у этого старика: "Вот сидит и ржет, - говорил он, указывая на нашу студентку с первого ряда аудитории. - Чего ржет? Видно приятное что-то вспомнила (тут он пропустил "из своей сексуальной жизни", но и так было понятно) и ржет. Тут мы вообще стали кататься по полу от смеха. Но про Горького отчасти была правда, он многих спасал, чтобы его выгнать из страны, чекисты провели у него демонстративный обыск, он уехал, но красные стали платить ему очень хорошие деньги каждый месяц, и буревестник не перешел на сторону белых в итоге.

Так откуда у Буркова информация обо всех этих делах в его дневниках? Видимо столичная театральная среда много чего хранила и передавала по наследству. Ибо актеры были вхожи в переднюю власть имущих, актрисы еще и спали с этими власть имущими, та же жена Горького Андреева была актриса МХАТА, а сколько всего знала вдова Чехова Книппер, если она была еще и близка с Немировичем-Данченко? А Книппер жила долго. Ну и т.д.

Актер Георгий Бурков о русском национализме

Еще из дневников актера Георгия Буркова за 1988 год: Но ведь националистические идеи, на которых, кстати, вырвалась Япония (И Западная Германия отчасти) очень сильны были накануне 17-го. "Русская идея" вынашивалась и вымучивалась всем ХIХ веком. Два фашизма (наш и японо-германский) привели к совершенно противоположенным результатам. Почему такое случилось? Почему мещанство взяло верх у нас? Почему все гениальное было безжалостно истреблено? Я даже не говорю просто о физическом истреблении людей. Я имею в виду уничтожение идей, которые нас давно бы уже вывели в сферы недосягаемости, если бы они были осуществлены хотя бы на треть"