September 15th, 2016

О Ландау

Конкордия Терентьевна Дробанцева жена физика Льва Ландау написала не воспоминания о муже, конечно, а блестящий любовный роман. По национальности она русская. Первый такой блестящий любовный роман я прочитал тоже сравнительно недавно, автором его являлась любовница актера Миронова Татьяна Егорова. И у Дробанцевой и у Егоровой получились великолепные художественные тексты, они почти на уровне хорошей мужеской прозы. В прозе дамы, как и мужчины, открываются. Дробанцева и Егорова любили все же не Ландау и Миронова, а самих себя, но все женщины такие. Кроме художественных достоинств их романов, в которых масса точных деталей, великолепных портретов известных и неизвестных мужчин и женщин, есть вот это главное для женщины – красивая ложь: «Я одна во всем белом, и я прекрасна!» При этом обе дамы вызывают безусловную симпатию. Они умные, страстные, не мелочные, но к врагам безжалостны и даже подлы, такая обычная женская подлость, когда женщина сводит счеты и знает, что ей за это ничего не будет.
Имея в качестве мужа или любовника выдающегося мужчину, умная женщина всегда на автомате ставит себя выше его, но ей приходиться признавать и его таланты, хотя она часто забывает при этом, что это все-таки не она выдающийся физик или очень популярный талантливый актер. Все открытия физика Ланаду вторичны, главное это то, что она она она! Конкордия была рядом с ним, и это не ему дали Нобелевскую премию, а ей дали эту премию. Анекдотично, но по подтексту воспоминаний это так.
При этом дамы, безусловно, очень благодарны своим известным мужьям и любовникам, что пережили с ними такие эмоции.
На эти воспоминания о Ландау я вышел из-за того, что наткнулся на дискуссию между неким Гореликом, который в 2003 году написал статью о Ландау и обругал воспоминания его жены и сыном Льва Ландау Игорем Ландау. Игорь Ландау защищал мать и правду об отце. Два евреям в комментах заметили - что вы хотите, Игорь Ланду русский, мать-то у него русская. Похоже, что это так, Игорь Ландау русский настолько, что ответ свой ему пришлось публиковать в интернете, глав. ред. «Огонька» Лошак этот его ответ не стал публиковать.
Сыр-бор разгорелся из-за того, что когда-то Ландау был очень известен в СССР, он был «как наш Эйнштейн». Это сейчас о нем никто не помнит, а в 60-е и 70-е годы его вовсю раскручивали, как символ расового превосходства евреев.
Между тем, сам Ландау говорил, что он «щенок в сравнении с Вернером Гайзенбергом», немецким физиком, одним из главных создателей ядерной бомбы у Гитлера, между прочим. Которую правда немецкие ученые не торопились создавать. Но если бы не обстоятельства таки создали бы.
Любопытно отношение жены Ландау к академику Сахарову , она пишет о нем с неприязнью, ясное дело, что она транслирует позицию Ландау, но при этом Ландау был честен, он понимал, что и русский Сахаров и немец по отцу и русский по матери Игорь Евгеньевич Тамм убили свой талант, потратив все силы на создание атомной и водородной бомбы, на прочее просто сил не хватило, сам Ландау отказался в полную силу работать над атомной бомбой именно поэтому. Он понимал, что кончится на этом как физик, отдав этому делу все мозги.
Ну и под конец о веселом. Ландау от титанической работы мозга (она такая у физиков-теоретиков) спасался женщинами. Сначала фантазиями о женщинах, ибо до 27 лет был девственником. Потом в его жизни появилась Конкордия. Ей он сказал, что будет иметь любовниц, но любовниц долго не было, целых 12 лет, об этом пишет Конкордия. Догадайтесь , до какого момента их не было? Правильно! В 1946 году Ланду стал академиком и стал получать бешеные деньги, а это было время, когда для женщины и обычные новые чулки были кладом, а тут он им и рестораны, и цветы и шоколад, короче, поток женщин пошел! И все хотели замуж за него. Там произошла совсем какая-то дикая история, когда физики, после аварии и комы, в которую впал Ландау, представили западным корреспондентам в качестве жены Ландау не Конкордию, а другую даму. Ну и последней его любовницей был медсестра 37 лет, которая, по словам Конкордии, сошлась с выздоравливающим Ландау, залезала на него сверху и удовлетворяла в больнице. У медсестры поехала крыша от успеха, Ландау как раз присудили Нобелевскую премию, и медсестра нагло сказала, что не Конкордия поедет ее получать, а она, медсестра! Но в женщинах Ландау запутались все, поэтому премию в обход этикета вручил в больничной палате посол Швеции.