March 23rd, 2021

Бухарин и Сталин 1. Бухарин - падший ангел 39

О Сталине за последние 30 лет в РФ издано огромное количество литературы, всю эту литературу можно разделить на такие части: бывшие советские профессора с кафедр общественных наук по-прежнему считают, что это Сталин спас страну от троцкистов, построил мощную державу, в отличие от путаника Ленина создал настоящий социализм, при этом значительная часть этой профессуры ценят Сталина за его… квазирусский патриотизм. Социализм с русским лицом, назовем это так.

Другая часть бывших ученых обществоведов, а также историков-любителей типа Сергея Кара-Мурзы, ценят Сталина за то, что он был якобы антизападник и создал некую уникальную советскую цивилизацию, альтернативу западу. Третья часть просто любит Сталина, как верующие любят Христа и воспевают его изо всех сил, эти книги не анализ деятельности Сталина, это любовь и вера в гений, ниспосланного неведомо кем, чтобы спасти Святую Русь. Ну и последняя часть – это профессиональные пропагандисты, которые используют имя Сталина в своих каких-то прагматичных целях в современной идеологической борьбе.

Все они в общем-то мало интересны. Но все же приличия ради имеет смысл остановиться хоть на одном-двух авторах сталинистах. К примеру, на докторе исторических наук Юрии Жукове и его книге «Иной Сталин» М. «Вагриус» 2003.

Почему у Жукова это «иной» Сталин? По мнению Жукова, есть антисталинисты со своими книгами, есть апологеты Сталина, а настоящий Сталин был иной, вот о нем Жуков и пытается нам рассказать. Мы рассмотрим первую главу этой книги, автор в этой главе вполне может перескочить с 1922 года на 1924 или год 1925, хотя в эти годы был «разный» Сталин, но вместе с тем Жуков дает иногда интересную фактуру, и первая глава его заканчивается первой пятилеткой, т.е. началом 30-х годов, где и заканчивается активная политическая жизнь нашего героя Николая Ивановича Бухарина.

Так что мы узнаем о Сталине от Жукова за примерно с 1922 года по 1932 годы? «Довольно долго Сталин довольно трезво оценивал себя, свои способности и возможности». (Указ. Соч. С. 8) Можно написать так, а можно написать и более точнее – мы не знаем, как оценивал себя Сталин, но знаем, что Ленин, Троцкий и Бухарин уже в молодости стали известным революционерами, кроме них были десятки других талантливых людей, чьи таланты революционная среда замечала. А вот Сталина не знал почти никто за пределами условного Тифлиса, только Ленин его приметил и попросил Бухарина помочь Сталину написать теоретическую статью, чтобы хоть как-то имя Сталина прозвучало. Ленин приметил Сталина не за великий ум, а как уже писалось, ему нужен был «свой» национал с Кавказа, преданный ему лично. Откровенный террорист Камо на эту роль не подходил, кавказская интеллигенция в целом была либеральной и националистичной, если это были люди социал-демократических убеждений, то шли они к меньшевикам и играли у них видную роль. А вот у Ленина и не было почти никого с Кавказа. Ленин, как уже писалось, делал ставку не на русских, а на националов. Отсюда его интерес к Сталину, все же тот был достаточно смышлёный и начитанный.
Статья Сталина посвящалась национальному вопросу, в ней автор пытался объяснить, что же такое нации? В статье Сталина в частности повторял азы Маркса и Ленина в отношении того, что евреи, к примеру, не являются единой нацией, ибо у евреев Дагестана, Германии, России и США и т.д. разный язык, разная культура и разная среда обитания. Для Ленина очень важным было, чтобы евреи не сосредотачивались на своих национальных проблемах, на формировании своей нации, а были бы одним из основных ударных отрядов инородцев для разрушения Российской империи. И Сталин исправно выполнил ленинский заказ.

Далее у Жукова после 1917 года Сталин выглядит вроде как серьезная политическая фигура и тут он же о годе 1922: «Потому-то Зиновьеву и потребовалось привлечь на свою сторону Сталина, почти никому тогда неизвестную политическую фигуру… Выдвинув его на тогда же созданный пост генерального секретаря ВКП (б). (Указ. Соч. С. 14) Так Сталин все же кто – авторитетный человек в верхах партии или никому неизвестная политическая фигура? Ну далее все идет еще более странный пассаж, Жуков пишет, что, став генсеком, этот, по его словам, почти неизвестный в партии политический деятель сделал немыслимое: «В отличие от Троцкого и Зиновьева Сталин сумел осознать… потенциально огромную роль… ОГПУ, и стал использовать его, опираясь на идейную близость с Дзержинским». (Указ. Соч. С. 14)

Это все у Жукова написано на одной странице - Сталин был никому неизвестной политической фигурой, но став генсеком (должность тогда формальная без реальной власти) он создал ОГПУ вместо ЧК. И какая такая идейная близость у него была с Дзержинским? На почве каких идей они сблизились? Оставим эту загадку на совести автора.

Но дело в том, что сам Дзержинский в это время не был политическим деятелем, творцом идей, только позже, после смерти Ленина, который не видел в нем политика, примкнув, как и Сталин, к «партийному большинству» Дзержинский станет кандидатом в члены политбюро и станет очасти политической фигурой.
Надо здесь уточнить важный момент ЧК, а потом ГПУ-ОГПУ создавал лично Ленин и еще десятки людей (на первом этапе в ЧК было изрядно представителей «левых эсеров», а затем это люди типа Кедрова, Ксенофонтова, Бокия, Дерибаса, Яковлева, Дзержинского, Менжинского, Петерса и многих других. И Троцкий не то что не обращал внимание на ЧК, он очень даже понимал ключевое значение этой организации, но Ленин его близко не подпускал к этой структуре, понимая ее огромное значение, не меньшее, чем значение партии.  Сталин был весьма далек от ЧК-ОГПУ. Более того, относился к этой организации настороженно. Его личный секретарь Бажанов писал в своих мемуарах, что на него из ГПУ постоянно приходили Сталину доносы, Сталин давал их читать Бажанову. Зачем? Его устраивало, что его секретарь не является человеком ГПУ или даже человеком, который положительно относится к этой организации.

Кто такие Сталин и Дзержинский, чтобы самостоятельно принять какое-то решение, которое касалось ЧК-ОГПУ, тем более создать некую новую структуру, да еще и подчинить ее себе? Никто. Решение принимали политики, тот же Ленин, который в этот период был относительно дееспособен, Троцкий, Каменев, Зиновьев и Бухарин, который входил в высшую коллегию ЧК чуть ли не до конца 1919 года, члены политбюро Рыков и Томский могли проголосовать за это решение. Сталин мог всего лишь присоединиться к этому хору, а Дзержинский мог только принять новый облик, который тщетно пытались создать ЧК авторы реформы, и согласиться с ними, ибо права голоса у него еще не было.

Collapse )