March 24th, 2021

Бухарин и Сталин 2. Бухарин - падший ангел 40.

Скажем, в единственной серьезной работе в отечественной историографии о Бухарине советско-венгерского историка Миклоша Куна («Бухарин: его друзья и враги» М. Издательство «Республика» 1992 г.) есть масса интересных подробностей и фактов, но нет главного – в чем именно Бухарин противостоял Троцкому и Сталину?

Мне не удалось найти степень родства историка Куна с известным венгерским коммунистом еврейского происхождения Белой Куном, который зарекомендовал себя кровавым палачом и в Венгрии, и в годы гражданской войны в России, и был расстрелян в 1937 году в ряду иных таких же, да и значения это особого не имеет. Только вот Миклош Кун довольно злорадно подчеркивает, что как в свое время Бухарин боролся партийными запретами с Троцким, так и Сталин поступил с Бухариным. Не уточняя все же в чем был глубинный конфликт между Бухариным, с одной стороны, и Троцким, и Сталиным, с другой стороны.

Так в чем же заключался этот глубинный конфликт? Общество не поддерживало большевиков и если им удалось довольно быстро нейтрализовать разрозненные крестьянские восстания, добить небольшие очаги белого сопротивления, посадить в тюрьмы еще остававшихся в стране меньшевиков и эсеров, т.е. лишить массы потенциальных лидеров, то заставить народ верить в новую идеологию и жить как-то по-новому, стремясь к туманному социализму, они не смогли. Вокруг них вплоть до конца 20-х годов жила все так же прежняя историческая Россия, с отчасти подрубленным корнями, с искорёженным гражданской войной общественным сознанием, но все же прежняя Россия.

В армии костяк командного состава по-прежнему составляли бывшие царские офицеры, в военных академиях преподавали они же, продолжала существовать Академия наук, враждебная по отношению к большевикам, в средних и высших учебных заведениях преподавали царские преподаватели: учителя гимназий, реальных училищ, университетов, опять же в большинстве своем не принявшие советскую власть. Рабочие мучились от безработицы, от низкого уровня жизни, нищеты, плохого питания, жизни в бараках и подвалах, ясно понимая, что до революции они жили лучше. Но самым опасным, с точки зрения правящего режима, было русское крестьянство, многочисленное, восстановившее силы после гражданской войны, в основном нейтрально или даже антисоветски настроенное. В местные органы власти при честных выборах коммунистов крестьяне не избирали. Города же заполонили «обыватели», нэпманы, служащие, которые жили своей жизнью, культивировали запад или дореволюционную Россию.

Поскольку массового террора не было, то и крестьяне, и рабочие, и обыватели довольно откровенно говорили о большевиках не самые приятные вещи, что отражали в своих донесениях осведомители ЧК-ОГПУ. Процветал антисемитизм, в том числе и в рядах партийных работниках, более всего исключенных из партии было тех, кого записывали в «великодержавные русские шовинисты».

И хотя партийная печать, во многом благодаря Бухарину, и в целом большая часть издававшихся в СССР газет и журналов, была наполнена оптимизмом в предчувствии нового мира и крушения мира капитализма, но общество было довольно равнодушно ко всему этому и жило своей жизнью.
Естественно, что руководство партии большевиков, да и все партийцы чувствовали себя тревожно, многие говорили о термидоре, т.е. о перевороте, когда якобинцев во времена французской революции лишили власти. Было понятно, что общество готово принять любого, кто избавит его от большевиков. Разговоры об этом шли и на высших этажах власти, тот же Дзержинский в своем известном, проникнутым отчаянием, письме от 1926 года говорит о грядущем термидоре, а уж он-то положение в стране знал лучше других. Термидор грядет, но от кого?

Было два варианта – вариант Бухарина, возвращение насколько это возможно к нормальной жизни при однопартийной системе в рамках некоего варианта социал-демократии, сохранение остатков исторической России в виде почти самостоятельного крестьянства, новой-старой русской интеллигенции, создание социального государства на основе роста богатства общества, а рост этот должен был обеспечить капитализм т.е. шведский социализм еще до шведского социализма. Ибо независимые профсоюзы Томского не давали грабить и эксплуатировать рабочих и служащих. При этом довольно трезвый анализ внешней политики. Бухарин понимал ключевую роль Германии для отсутствия большой войны. И это не идеалистическая какая-то картина, это будни середины 20-х годов с огромными перспективами первых пятилеток до термидора Сталина в 1929 году. Когда говорят, что Бухарин, Рыков и Томский были слабыми управленцами, то это смешно. Именно они вытащили страну из почти небытия, в котором РСФСР пребывала в 1921 году. Они создали рыночную экономику, они наметили реальные планы первых пятилеток в интересах всего народа, а не только ВПК. А вот кто был слабым управленцев, это Сталин, он реально никогда ничем не управлял, кроме своего секретариата. Даже в министерстве по делам национальностей, он был скорее знаковой фигурой, чем реальным управленцем.  Он не знал экономику, он ничего не понимал в армейских делах, его представления об искусстве были представлениями статьи Ленина «Партийная организация и партийная литература», где-речь-то шла о партийной литературе соц. дем. партии, а он в такую превратил всю литературу и все искусство.

Переворот Сталина означал «возвращение к героическим временам гражданской войны», нахождение всевозможных врагов, уничтожение исторической России путем физического устранения или морального части, уцелевшего бывшего образованного сословия, выдвижение во всех сферах жизни нового поколения управленцев, некомпетентных, но преданных лично Сталину, создание однобокой экономики, в которой развивался только ВПК, продвижение в жизнь идеи Троцкого об огосударствления профсоюзов т.е. уничтожения людей от всякой защиты со стороны безудержной эксплуатации  государства, уничтожение закона и введение вновь «социалистической законности» т.е. беззакония и тотального террора. Весь этот не нужный ужас был проведен в жизнь и до сих пор почему-то называется безальтернативным спасением страны. К этому нужно добавить выведение новой породы людей – русско-советских, людей чрезвычайно примитивных, не способных самостоятельно мыслить.

Collapse )