March 29th, 2021

Перевербовать Сталина! Бухарин - падший ангел 45

Но перейдем к тому, что в конце 80-х годов ХХ века в СССР прочитали все – к письму Бухарина Сталину из застенков. Одни хохотали над ним, он в письме Сталину в любви признается, другие считали, что этот текст принадлежит человеку, уже сошедшему с ума от страха, третьи видели в этом еще один жирный штрих ужасов репрессий. Но что вроде бы бросается в глаза и на что внимание не обратили? Аналитичность письма, пространность его воздействия на Сталина. Ну и конечно русскость Бухарина.  Не буду здесь приводить текст письма целиком, любой желающий может прочесть его в интернете, но меня не покидало при чтении ощущение, что я читаю монолог одного из героев Достоевского. Достоевский гениально почувствовал какие-то очень важные черты в русских - их холерический характер, их страстность, их всемирность (Бухарин строил прекрасное будущее для всего мира) и т.д.

И вот еще о русскости Бухарина: «…советский переводчик Семен Липкин… рассказал через 52 года о своих неожиданных встречах и беседах с Бухариным в очерке «Бухарин, Сталин и Манас». «Внешность Бухарина меня поразила: я не ожидал, что он такой русский. Это был с виду русский рабочий, таких я видел среди типографов, темный блондин, широкоплечий, рано полысевший, с большим лбом. И речь у него была ярко-русская. До Бухарина я видел близко некоторых большевистских лидеров, но Бухарин резко отличался от своих соратников. Он разговаривал живописно, свободно, весело и совсем не книжно. Как выяснилось, он приехал отдохнуть и поохотиться в киргизских горах. Его сопровождал секретарь-известинец Семен Ляндрес, отец популярного ныне литератора Юлиана Семенова».
Что характерно для этих воспоминаний? Почему же Липкин не ожидал, что Бухарин «такой русский»? Ну потому что думал, что Бухарин еврей? Еврей по матери, допустим, или просто еврей. Иначе его словесный пассаж объяснить нельзя. Филолог не мог написать просто так слова «я не ожидал, что он такой русский» о человеке, о котором он знал, что тот русский.

«Широк русский человек, сузить бы» - писал Достоевский.

Достоевский же предсказал, что с падением монархии бесы зальют Россию кровью. Любопытно, когда к наркому Луначарскому пришли спросить, какую надпись сделать на памятнике Достоевскому, тот ответил без колебаний, хотя и в шутку – «Достоевскому от благодарных бесов». Бесы знали, что они бесы. Они знали это о себе, это для послевоенного поколения советских людей они будут святыми, разумеется те, которых Сталин не зачислил во враги народа. А вот Бухарину эта мысль, что он Антихрист, раз он против Бога, пришла в голову уже в детстве.

Итак, один бес, запертый в узилище, пишет другому бесу, который на вершине власти. Бес Бухарин сделал для Сталина очень много, он помог ему написать за него первую «марксистскую» работу. Без такой работы Сталин не мог бы продвигаться по иерархической лестнице в партии, и не мог стать членом ЦК партии большевиков. Бухарин написал эту работу по дружбе и видимо из жалости. Рябой, несчастный грузин, который не вылезал из тюрем из ссылок был достоин такой помощи, считал Бухарин, тем более сам Ленин готов написать предисловие к этой работе и продвигать «замечательного грузина» все выше и выше.

Бухарин спас Сталина после смерти Ленина, когда тот был на волоске от того, чтобы не сгинуть в качестве какого-нибудь партработника третьего уровня в недрах СССР, а всемогущие в тот период Каменев и Зиновьев обсуждали эту тему, снятия его с поста генсека, но Бухарин был уверен, что в борьбе с Троцким Сталин может быть полезен, а сам по себе он не страшен. Каменев и Зиновьев согласились, уже что-что, а возможность Сталина быть черным политтехнологом, они знали. То чего им в голову прийти не могло, Сталину еще как могло. И Сталин был на подхвате у них в борьбе против Троцкого, а потом стал союзником Бухарина, и собственно, широкую известность в партии и в обществе (как это ни странно звучит для читателя, повторим это еще раз) Сталин приобрел благодаря тому, что примкнул в Бухарину, Рыкову и Томскому в их борьбе против Троцкого.
Что нужно иметь в виду, читая письмо Бухарина к Сталину? Что они оба вербовщики. Ибо суть профессионального революционера заключалась прежде всего в умении вербовать людей в свою партию, расширять ряды. В обществе существуют определённые группы людей, для которых вербовка жизненно необходима – это спецслужбы и полиция, им без агентуры никуда, к ним же примыкают шпионы, без вербовки они ни на что негодны, это элита воровского мира, они прекрасные психологи, да и в целом воровской мир всегда умел вербовать, прельщать, новых членов в свои ряды. Есть вербовщики одиночки, это лидеры разнообразных сект.

Бухарин для всех был обаятельным, открытым и дружелюбным человеком, к таким людям тянутся, Сталин особенно развил свои качества вербовщика уже будучи у власти. По словам писателя Симонова, если Сталин хотел кому-то понравится, то делал это легче, чем красивая женщина.
Ленин был превосходным вербовщиком, ему нравилось это делать с молодых лет, он был безумно тщеславен, ему требовался немедленный успех, и случилось чудо, Ленин изменил отчасти свой характер. Ну или стал хорошим актером. Ленин ведь был вздорным и скандальным человеком, помешанным на своей гениальности. Уже к концу жизни отца у него видимо были с ним плохие отношения, своего папу он практически не упоминает ни разу во всех своих многочисленных томах собрания сочинений. С братом Сашей они поссорились, когда Ленину исполнилось 14 лет, и Ленин не любил его, брата Дмитрия считал дурачком, без всяких на то основания, «дурачок Дима» это встречается в его записях. Быть бы Ленину с его характером домашним садистом и деспотом, если бы он не пошел по революционному пути.

Но Ленин рано понял, чтобы получить власть нал людьми, которые никак тебе не подчинены и от тебя не зависят, нужно научиться нравиться им. И Ленин, которому плевать было на миллионы погибших и замученных, всегда проявлял трогательную заботу о товарищах. Это всего лишь один из его приемов обольщения. Если ему было надо, то он говорил человеку то, что тот хотел от него слышать, так в разговорах с Горьким, он восхищается Львом Толстым, которым Горький восхищался, ругает мужиков, а Горький крестьян терпеть не мог, ругает русскую интеллигенцию, которую Горький призирал, но отмечает, что ценит умников, но умники-то в России, почти всегда евреи, а Горький был известный юдофил.

Так вот письмо Сталину. Бухарину нужно было решить ряд задач. Одна из них – не выглядеть на предстоящем процессе, униженным и жалким, это было для него хуже смерти, с Бухариным стопроцентно мог случиться его обычный припадок: он мог зарыдать, кататься по полу, визжать, рвать на себе волосы. Видимо так у него проходили приступы неврастении. Психическое здоровье революционеров – это отдельный вопрос, это серьезный вопрос – может ли психически нормальный человек вообще пойти в революционеры?

И что же он пишет Сталину? Бухарин, используя свое интеллектуальное превосходство, зная, что Сталин не имея своих идей, всегда берет чужие, пытается «перевербовать» Сталина, он пишет: «мне легче тысячу раз умереть, чем пережить предстоящий процесс: я просто не знаю, как я совладаю сам с собой - ты знаешь мою природу; я не враг ни партии, ни СССР, и я все сделаю, что в моих силах, но силы эти в такой обстановке минимальны, и тяжкие чувства подымаются в душе; я бы, позабыв стыд и гордость, на коленях умолял бы, чтобы не было этого. Но это, вероятно, уже невозможно, я бы просил, если возможно, дать мне возможность умереть до суда, хотя я знаю, как ты сурово смотришь на такие вопросы;
в) если меня ждет смертный приговор, то я заранее тебя прошу, заклинаю прямо всем, что тебе дорого, заменить расстрел тем, что я сам выпью в камере яд (дать мне морфию, чтоб я заснул и не просыпался). Для меня этот пункт крайне важен, я не знаю, какие слова я должен найти, чтобы умолить об этом, как о милости: ведь политически это ничему не помешает, да никто этого и знать не будет. Но дайте мне провести последние секунды так, как я хочу. Сжальтесь! Ты, зная меня хорошо, поймешь. Я иногда смотрю ясными глазами в лицо смерти, точно так же, как - знаю хорошо - что способен на храбрые поступки. А иногда тот же я бываю так смятен, что ничего во мне не остается. Так если мне суждена смерть, прошу о морфийной чаше. Молю об этом...»

Кроме физического страха Бухарина перед самой процедурой расстрела и стремлением умереть как-то полегче, в чем здесь подсказка Сталину? Большевики прекрасно знали, что такое наркотики. Им в «наследство» от Российской империи остались «горы» наркотиков: кокаин, морфий, опийная настойка, сильные снотворные. Все эти запасы в основном были сделаны для раненых в годы Первой мировой войны, но и в лечении они до 1917 года применялись, в этом не видели криминала.
Многие большевики принимали наркотики во время гражданской войны. Не только работники ЧК, но и прочие. У Алексея Толстого в рассказе «Гадюка» один высокопоставленный партийный товарищ, говорит, что в гражданскую войну пил чай с кокаином, чтобы не спать, ибо нужно было работать и пр. Честно сказать, не представляю себе такой напиток «чай с кокаином», но Алексею Толстому было виднее, он много чего видел и знал.

Прося о смерти от морфия, Бухарин прекрасно понимает, что он в любом случае примет участие в шоу, ибо он и есть главный персонаж подготовленного спектакля, но он подсказывает Сталину, как сделать это шоу максимально приятным и для обреченных и выгодным для самого Сталина.

Collapse )