April 1st, 2021

Странный друг юности. Бухарин - падший ангел 47.

И прежде чем поставить жирную точку в моем печальном повествовании о том, как ВПК (б) могла перевести жизнь общества в более или менее нормальное существование, как это потом вышло при Хрущеве, поговорим более подробно о друге юности Бухарина Эренбурге. Поговорим о такой жуткой, с моей точки зрения, фигуре, каким был Илья Эренбург. Без таких, как он сталинизм просто не состоялся бы.

С легкой руки своих поклонников Эренбург вошел в нашу историю, как автор экстравагантных романов двадцатых годов, как либерал и автор замечательных мемуаров конца 50-х годов и термина «оттепель», между тем, это был один из трех евреев, которым Сталин доверял почти безгранично, во всяком случае, настолько, насколько он мог доверять людям. Этими евреями были – Каганович, Мехлис и …Эренбург. Если своих старых соратников - Ворошилова и Молотова Сталин под конец жизни стал подозревать в том, что те английские шпионы, то участь эта не коснулась любимых евреев Сталина.

Как так получилось, что более чем сомнительный большевик Эренбург стал, тем, кого давно называют почему-то «агентом влияния» Сталина. Этот термин мне попался уже в книге Куна, а он ее издал аж в 1992 году. Что такое агент влияния? Это когда, допустим, член французского правительства лоббирует в силу каких-то причин интересы России. А Эренбург был не агентом влияния, он просто агент Сталина. Да, он имел какое-то имя во Франции, как литератор, но его верность Сталину там в 30-е годы перестали ставить под сомнение, он вертелся среди французских писателей, а потом о них же в СССР писал фельетоны в советской прессе. Он был настолько самонадеян, что опубликовал часть этих фельетонов во Франции отдельной книгой, после чего получил от одного французского писателя по физиономии. Не думаю, что Эренбург на кого-то мог влиять во Франции после издания этой книги. Но связи у него были на западе обширные, так именно он в 1958 году узнал через свою бывшую любовницу, жену мэра Стокгольма, что Нобелевскую премию по литературе отдадут Пастернаку.

Но в 20-е годы вплоть до того момента, как Сталин стал диктатором, Эренбург не выказывал к лидерам СССР никакого почтения. Он откровенно издевался в печати над Троцким, он еще в 1929 году писал о высших руководителях страны, что они без инструкции в постели на другой бок боятся перевернуться. И вдруг, он агент Сталина. Почему? Что его заставило это сделать? Он жил во Франции, был недосягаем для Сталина, легко мог остаться там навсегда, если не после 29 года, то после 1937 года. Но в 1937 году мы видим Эренбурга в числе тех, кто присутствует на процессах над врагами народа, присутствует и на судебном процессе над своим «другом» Бухариным. Бухарин даже, по словам самого Эренбурга, на процессе заметил его и … улыбнулся. Что означала эта улыбка? Мы этого никогда не узнаем. Зато мы знаем, что на этих судебных процессах с советской стороны могли присутствовать только агенты НКВД, но Эренбург не какой-то простой агент, он человек, который пишет письма Сталину. И Сталин прислушивается к нему. Таких людей было очень мало. Масштаб личности Эренбурга становится понятнее, когда читаешь то, что о нем пишут в наше время, к тому же о нем и фильм сделан, фильм со странным названием: «Собачья жизнь. Илья Эренбург». В этом фильме в качестве комментаторов присутствуют уже известный нам апологет Эренбурга Фрезовский, историк Рой Медведев и писатель Василий Аксенов. Так, о чем этот фильм? По сути всего лишь об одном письме Эренбурга Сталину. Письмо, которое он написал Сталину в связи с кампанией известной как «борьба с космополитами».

По мнению Медведева, Аксенова и Фрезовского Эренбург, чуть ли не рискуя жизнью, своим этим письмом спасает евреев в конце жизни Сталина от массовых расправ и депортации. Но ведь известно, что никакого массового террора и депортации в отношении евреев Сталин не предполагал. А фильм этот сделан дабы восхвалить Илью Эренбурга и представить его чуть ли ни как мученика. У него была собачья жизнь? Такой она была у затравленного Бухарина, которые 8 лет жил в ожидании расправы, пытка страхом столько лет, это даже не собачья жизнь, это жизнь мученика.
Эренбург же катался все сталинские годы правления, как сыр в масле. Одних сталинских премий он получил три.  Да и после смерти Сталина жил припеваючи. Тот же писатель Василий Аксенов в этом фильме рассказывает, как попал в дом Эренбурга в начале 60—х годов. Его поразило то, что это был абсолютно европейский роскошный дом, со всеми атрибутами сытой буржуазной жизни, при входе их встретила большая собака, на столе стояло настоящее французское вино. В этом же фильме одна женщина из числа сотрудниц Эренбурга, вспоминала, что жила в его доме, где все стены были увешены картинами, каждая их которых стоила миллионы долларов.

Хрущев знал истинную роль Эренбурга при «дворе Сталина, но всей подноготной мы до сих пор не знаем, но Эренбург ведь был известным советским писателем и продолжал иметь все блага жизни и при власти Хрущева. Более того, в своих мемуарах Эренбург вспоминает Николая Бухарина, как друга молодости, хотя имя Бухарина было табуировано, он еще ходил во врагах народа. Эренбург знал, что Хрущев относился к Бухарину лучше, чем к прочим «оппозиционерам», его помощница понесла текст воспоминаний к помощнику Хрущеву Лебедеву, но тот сходу дал понять, что никаких упоминаний в печати Бухарина не будет.

Вот удивительное противоречие нашего времени, настоящий враг народа, пособник Сталина, предатель своего друга Бухарина Илья Эренбург ходит у нас до сих пор в личностях положительных, а восставший против террора, направленного на собственный народ, Бухарин до сих пор личность как бы сомнительная.

Хрущев сказал об Эренбурге так: «Хороший писатель был, талантливый. Но имелось у него какое-то примирение, что ли, со сталинскими методами управления». Более чем странная фраза. Что означает – «примирение со сталинскими методами управлениями?» Скорее всего Хрущев просто знал, что Эренбург был одним из архитекторов Сталинского режима. Понятно, что это гипотеза. Но вернемся к вопросу – почему Эренбург становится верным сталинистом? Можно понять людей, у которых выбора не было. Но у Эренбурга выбор-то был.

Collapse )