a_samovarov

Categories:

Паранойя по Тухачевскому. Или мышление бухгалтера.

 

У товарища Молотова, второго человека в стране после Сталина, было мышление старшего бухгалтера,  они почти глуп, в своих рассказах Феликсу Чуеву, когда он говорит от себя - то просто дурак, но чаще транслирует мысли и страхи Сталина, т.е. Молотов был раздавлен Сталиным настолько, что потерял собственную личность.

Молотов осудил в 1972 году (он точно был не в маразме) появление Вечного огня и захоронение у Кремля неизвестного солдата:
– Я считаю, это неправильно – Вечный огонь. Почему неправильно? Мы пошли по буржуазному пути, повторяем. Не могилу Неизвестного солдата нам нужно было дать, а могилу Антифашиста.Чтоб об этом помнили. Для буржуазии можно – какой-то неизвестный солдат. А нам – не каждый солдат, а только тот, который помог в борьбе с фашизмом, с империализмом, это вот солдат наш, его мы и прославляем, его мы и популяризируем. А то неизвестно, для кого это подходит – для Египта, Ирана…

Ох, и хлебнули бы с этими идиотами, что с Берией, что с Молотовым, если бы их Хрущев не выкинул. Я родился в глиняной избушке, потом родители купили в другом месте Подмосковья глиняный сарай с буржуйкой, где мы и жили, если бы не Хрущев, а эти идиоты были бы у власти, то я и молодую жену в этот сарай бы привел, антифашисты... мать их перемать... С Гитлером Пакт заключили и дали добро на начало войны (секретные протоколы), потом Гитлера кинули зачем-то и заняли Прибалтику и Бессарабию, тот не стал ждать ножа в спину и начал войну, так бы он с англичанами упарился воевать, они бы его и на суше разгромили в конце концов - в Африке и на Ближнем Востоке. А мы бы отсиделись в тишине и мире.

***

 

Каков психологический портрет элиты большевиков после гражданской войны? Это психически больные люди. Надо признать, что в революционеры и так идут... не самые психически устойчивые, Ленин был бешеный от постоянной злобы, Троцкий - психопат, Бухарин страдал видимо с детства истерией в тяжелой форме, мог будучи вождем броситься на пол, рыдать, кататься по полу и рвать на себе волосы, у мадамов Коллонтай и Яковлевой была сексуальная психопатия, примерно тоже самое было у Арманд, но в более мягкой форме. Так вот, после гражданской войны они не стали здоровее, во-первых, они пережили ужас в ожидании расплаты за содеянное, во-вторых, все они не были профессиональными убийцами и все это далось им тяжело. Тот же Дзержинский убил человека один раз, только они переехали в Москву и тут пьяный матрос из охраны принялся оскорблять железного Феликса по матери, угрожать ему, Феликс его застрелил, после чего с ним начался истерический припадок.

В гражданскую войну к большевикам примкнула масса откровенных садистов, но их постреляли сами большевики, или они застрелились, немногих доживших до 37 расстреляли в этом году, но...

Но насколько здоровыми были оставшиеся во главе со Сталиным? Вот их дикий иррациональный страх перед Тухачевским... Они боялись его до ужаса, потому что он был умнее их на голову, потому что за ним была армия, и от этого ужаса и паранойи они убили его. Эта паранойя чувствуется в словах Молотова через много лет:

– Дело в том, – говорю я Молотову, – сейчас существует мнение, что вы назначили таких неподготовленных людей, как Павлов, а вот если был бы Тухачевский…
– А такой, как Тухачевский, – ответил Молотов, – если бы заварилась какая-нибудь каша, неизвестно, на чьей стороне был бы. Он был довольно опасный человек. Я не уверен, что в трудный момент он целиком остался бы на нашей стороне, потому что он был правым. Правая опасность была главной в то время. И очень многие правые не знают, что они правые, и не хотят быть правыми. Троцкисты, те крикуны: «Не выдержим! Нас победят!» Они, так сказать, себя выдали. А эти кулацкие защитники, эти глубже сидят. И они осторожнее. И у них сочувствующих кругом очень много – крестьянская, мещанская масса. У нас в 20-е годы был тончайший слой партийного руководства, а в этом тончайшем слое все время были трещины: то правые, то национализм, то рабочая оппозиция… Как выдержал Ленин, можно поражаться. Ленин умер, они все остались, и Сталину пришлось очень туго.

Вы чувствуете, какой бред несет Молотов? Тухачевский был "правый" и сам не знал, что он за кулаков. И главное, что эта паранойя в отношении Тухачевского жива до сих пор, Сталин заразил своей паранойей все политбюро, совки сегодня сходу возрождают это странное чувство хоть в отношении Тухачевского, хоть в отношении кого...

Они и сейчас уверены, что заговор Тухачевского был! Они боятся мертвого Тухачевского! И Молотов откровенно говорит, что неподготовленный и примитивный генерал Павлов был все равно лучше Тухачевского, хотя и проиграл начало войны. Почувствуйте силу этой паранойи:
Молотов: Я знал довольно хорошо Павлова, командующего Белорусским округом. Он был расстрелян как человек, который растерялся. Танкист, крепкий мужик, и, конечно, преданнейший партии человек. Он готов был свою жизнь отдать в боях, в чем хотите, за нашу страну. Ну, дубоватый, ну, допустим, – это больше беда человека, чем вина. Ну уж не настолько он дубоватый, дорос до командующего! Это каждого можно так. Недостаточно умен, дубоват, но не каким-то, а честным путем, как коммунист, дорос до командующего.

А за что же вы тогда и Павлова расстреляли? Тухачевского за то, что тот был "правый", хотя не знал об этом, Павлова, которого за его дубоватость выдвинули, за эту же дубоватость расстреляли. Откровенная психиатрия.

За счет чего выжили эти нелюди? За счет сладости власти, за счет кайфа, который она давала. Они цеплялись за нее, за власть, за жизнь всеми лапами. И еще у них было беспощадное государство, хотя это государство все же построили более умные из них - Ленин, Троцкий, Бухарин, Рыков, они построили так, что даже усатый урка и тупой Молотов и дурак Ворошилов могли управлять.

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded