a_samovarov

Categories:

Кто писал доносы

В свое время Довлатов обронил броскую фразу о 2 млн. доносов, что это не Сталин сажал, это людишки сами друг друга сажали. Да, советская власть требовала доносительства, но из этого мало что получалось. Во-первых, не было таких дураков, чтобы писать в ЧК, хотя бы потому, что страшно и неизвестно что из этого выйдет, во-вторых, если обыватели и писали, то в милицию, жалобы управдому, в профсоюзную или партийную организацию и пр. Это было безопасно, а писать в ЧК и обвинять соседа, что он японский шпион, непонятно чем бы это закончилось, кого именно расстреляют - соседа или писавшего, записав его самого в японские шпионы.

Любопытная инфа о том, что рабочие члены ВКП(б) отказывались стучать на своих собратьев рабочих в начале 20-х годов, когда те намеривались устроить стачку. За этим недоносительством Дзержинский, а за ним и Троцкий увидели, чего не было, они решили, что в среде рабочих зреет новая "рабочая оппозиция" в рамках ВКП (б), хотя надо учитывать, что и Дзержинский и Троцкий преследовали этой кампанией каждый свои цели.

Совершенно секретно
ЧЛЕНАМ ЦК И ЦКК
Одно из предложений комиссии т. Дзержинского (по поводу стачек и пр.) гласит о том, что необходимо членов партии, знающих о группировках в парии, обязать сообщать немедленно в ГПУ , ЦК и ЦКК.

Троцкий это комментирует так:
"Казалось бы, что извещение партийной организации о том, что ее рамками пользуются враждебные партии элементы, является настолько элементарной обязанностью каждого члена партии, что об этом нет надобности выносить особое постановление 6 лет спустя после Октябрьской Революции. Возникновение самой потребности в таком постановлении является крайне тревожным симптомом, наряду с другими, не менее яркими. Потребность в таком постановлении означает: а) что в партии создались нелегальные оппозиционные группировки, которые могут стать опасными для революции, и б) что в партии существуют такие настроения, которые позволяют товарищам, знающим о таких группировках, не извещать о них партийную организацию".

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 25. Л. 34–51.

Но дело в том, что в российской среде в том числе и среди рабочих доносительство на своих было пределом человеческого падения.

Так дело обстояло и в годы "большого  террора: " В конце 1937 г. Ежов разослал в УНКВД краев и областей указание с требованием сообщить о заговорах, которые были вскрыты с помощью рабочих и колхозников. Результаты были разочаровывающими.
Типичная шифровка пришла 12 декабря 1937 г. от начальника Омского УНКВД: «Случаев разоблачения по инициативе колхозников и рабочих шпионско-диверсионных троцкистско-бухаринских и иных организаций не было».

Комменты моих френдов в ФБ:

 "Доносы от "инициативников" были малозначимы, главную долю составляли доносы сексотов, как правило, недобровольных, принуждённых к этому мерзкому делу страхом лагеря для себя или близких"

От дамы, которой 85 лет:

Светлана Усть-Качкинцева От людей, живших в те годы, знаю только один случай доноса, сгубившего человека. одна из бывших студенток университета, кстати, скорее всего. сексот, после окончания переехала в Ленинград. там ей жить было негде, её приютила бывшая одногруппница, дочь питерского учёного. Относились к квартирантке, как к родной. кончено, ни о какой плате и речи не шло. но ей захотелось стать хозяйкой квартиры. она написала донос на подругу. её родителей. Их всех арестовали, они погибли. а доносчица процветала, уже в пятидесятые пробовала примазаться к бывшему своему учителю, профессору. он помог ей написать статью, но потом его предупредили о её особенностях. Это было во время, она уже начала прощупывать почву для занятия места на его кафедре. О её деятельности знали многие. да она и сама особенно её не скрывала. О ней просто предупреждали друг друга. Довлатов переборщил, конечно. не прав.


Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded