a_samovarov (a_samovarov) wrote,
a_samovarov
a_samovarov

Category:

Пекло гражданской войны 1. Бухарин - падший ангел 16

После заключения Брестского мира в апреле 1918 года, видя, как рушится экономика страны, что все эти рабочие комитеты на заводах ничего не могут в смысле налаживания производства, Ленин берет курс… на сотрудничество с капиталистами. Ленин (так же, как и Бухарин) считал, что государству должны принадлежать только крупные предприятия и допускал существование смешанной экономики. Как можно назвать этот порядок? Ленин называл его государственным капитализмом. Бухарин возражал и говорил, что государственный капитализм уже существует в буржуазных государствах и он присущ только им. В этом случае Бухарин бы неправ. Строй, который установился при большевиках не был социализмом, с 1917 года по 1991 год он был государственным капитализмом. Видимо и сейчас он остается таковым.

Ведь о чем говорил Ленин не ради демагогии, а всерьез. Он говорил не о социализме, а государственном капитализме. По сути Ленин пытался ввести НЭП уже весной 1918 года. Более того, он называл капиталистов «капитанами производства» и хотел поступить так же, как поступили в воющей Германии. Там у капиталистов отняли право распоряжаться прибылью, большая часть прибыли шла государству, а капиталисты получали за свою организаторскую деятельность большую зарплату, вот и

Ленин хотел платить русским капиталистам по 400-500 рублей в месяц за то, что они продолжали бы руководить процессом производства. Для того чтобы и в этих условиях не разгоралась «классовая борьба» на предприятиях, он распорядился создать арбитражные суды, которые бы решали споры между бывшими владельцами предприятий и рабочими. В таком суде ради куска хлеба довелось работать поэту Владиславу Ходасевичу. Он с иронией описал в своих воспоминаниях, как судьи всегда выносили решения в пользу рабочих, боясь пролетарского и революционного возмездия.


Эта затея Ленина провалилась, к тому же капиталисты и промышленники были заняты не управлением предприятиями, которые им уже и не принадлежали, а в хаосе событий пытались и иногда успешно выводить хотя бы часть своих денег за границу. И сами бежали на территории, которые контролировали немцы, с тем что бы потом уехать жить в Европу.

Бухарин же видел утопичность этой идеи, сделать из бывших владельцев-капиталистов советских управленцев, для Германии государственный капитализм был временным явлением на период войны, но Ленин и в этой милитаризации немецкой экономики умудрился увидеть прорыв к социализму. 

В это время Бухарин не участвовал активно в партийной жизни, он так и не отказался от своих идей революционной войны, но отказался от поста главного редактора «Правды». Понимал ли он, что объективно его идеи революционной войны могли привести к объединению всех патриотических сил России? Едва ли, все же он тогда бредил мировой революцией, но ход его мыслей бороться с немцами с опорой на «мужика, который нас спасет» объективно вел к спасению национальной России, а не к приходу мировой революции. Все же в нем рядом с марксистом продолжал жить русский интеллигент-народник, который так явно проявит себя в 1925-1930 гг.

Бухарин пребывал как бы вне партии до так называемого мятежа левых эсеров в июне 1918 года, мы сейчас не будет останавливаться на этом интереснейшем событии. Левые эсеры – верные союзники большевиков в первые месяцы после «октября», они дали Красной армии самых боевых военных вождей. На Восточном фронте командовал левый эсер и бывший царский подполковник Муравьев, во многом и создавший Красную гвардию, а на Юге Деникину противостоит левый эсер Сорокин, который довольно успешно сдерживал белых долгое время.

Левых эсеров привлекало в большевиках то, что большевики антибуржуазны, но им совсем не нравилось то, что большевики развязали террор против граждан своей страны и грабили продотрядами крестьян, хотя эсеры, уйдя со всех постов в правительстве большевиков, оставались в ЧК, и с этим отчасти связано, что до июня 1918 года все же не было в стране столь откровенного чекистского террора, да он пока Ленину был и не нужен, если говорить о массовом терроре. Германские штыки гарантировали Ленину власть.

Никакого мятежа левых эсеров, конечно, не было. Если бы они захотели, то легко могли убить Ленина, Троцкого и всю верхушку большевистской партии. Но левые эсеры поступили иначе, они убили германского посла и вместо войны гражданской, которую успешно развязал и проводил Ленин, предложили большевикам объединить все национальные силы на борьбу с Германией. По сути дела, это продолжение идей Бухарина о революционной войне с Германией. Эту повестку дня озвучил и главком Восточным фронтом Муравьев и… был заманен в ловушку и убит чекистами. Позднее чекисты в ловушку заманят Сорокина и так же убьют его.

Но Ленин не хотел массовой расправы над левыми эсерами, в открытой борьбе с ними большевики могли и не победить, во всяком случае, это борьба привела бы к еще одной гражданской войне уже с ультралевыми. Хотя лидеров левых эсеров арестовали, некоторых расстреляли, но все же после урегулирования самого важного вопроса для Ленина – вопрос о лояльности и поддержки со стороны Германии, левым эсерам предложили дальнейшее сотрудничество, но уже на жестких условиях большевиков.

Вот здесь и пригодился снова Бухарин. Казалось бы, ему надо было встать на сторону левых эсеров, ибо они выполняли его программу революционной войны с Германией, но в этой истории он однозначно выступил на стороне Ленина. Любопытно, что Ленин в связях с «мятежниками» подозревал Дзержинского, тот ушел на несколько месяцев с поста главы ЧК, а вот Бухарина Ленин не подозревал. Не было фактов, но даже не в этом дело.

Бухарин за эти месяцы Брестского мира, седьмого съезда партии большевиков и пребывания фактически вне партии, осознал, что из него самого лидер никакой. Он теоретик, он идеолог, но никак не лидер. При его аналитическом уме он прекрасно понимал, что альтернативы Ленину, как вождю большевиков, просто нет. У Бухарина было два варианта пути – уйти окончательно из политической деятельности и заняться просветительской деятельностью, как делал это Богданов, умнейший человек, которого Ленин выжил их партии еще в 1908 году. Кстати, Богданов, смотревший на мир не так упрощенно, как Ленин, был Бухарину психологически ближе, и сам Ленин считал Бухарина учеником Богданова, но Бухарин уже вкусил, кружащий голову, дух революции. Уйти в сторону и прозябать, когда началось самое интересное? Он не смог этого сделать, хотя возможно поступи он так, стань одним из первых советских экономистов-теоретиков и обществоведов, он спас бы свою душу. Ибо остался в стороне от преступлений большевиков против своего народа.

И Бухарин примыкает опять к Ленину, он составляет список из тех левых эсеров, которые, по его мнению, смогут влиться в партию большевиков, его снова делают главным редактором газеты «Правда» и Бухарин становится по сути главным пропагандистом в лагере большевиков. Как редактор он был очень демократичен, даже не имел своего кабинета в газете, не требовал от сотрудников ежедневных летучек и собраний, где бы он давал свои ценные указания, что так любят делать все главные редактора.

Но именно «Правда» задает тон в энергичной и даже бешенной пропаганде, которая так помогла большевикам в идеологической борьбе.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments