a_samovarov (a_samovarov) wrote,
a_samovarov
a_samovarov

Владислав Сурков о модернизации откровенно

Очень интересное интервью дал Владислав Сурков журналу «Однако», наткнулся я на него в прямом смысле случайно, и очень удивлен, что нигде нет обсуждения и комментирования этого интервью, а оно ведь очень откровенное. Называется оно: «Мы должны готовиться к будущему миру». http://www.odnakoj.ru/exclusive/interline/vladislav_syrkov_mxdolzhnx_gotovitqsya_k_bydyshcej_vojnedot_nasamom_dele_kbydyshcemy_miry/

У меня нет возможности прокомментировать все интервью сразу, просто нет времени, а в самом интервью много пластов, я буду делать это по частям. Вот как Сурков характеризуют ту группу людей, которая у власти, и которая и будет проводить «модернизацию»:
«Я действительно считаю — возможно, я не прав, — что отказ от советского проекта — это был отказ от сверхчеловеческих целей. Но «сверхчеловеческий» — это значит античеловеческий, по большому счету. И люди, которые довольно долго шли вперед под ультраидеалистическими лозунгами и претендовали на очень многое, увидели, что они буксуют и у них не получается, не хватает ресурса, что совершены глубокие системные ошибки, и захотели нормализации. Они захотели «жить как люди». То есть мирно, спокойно, ходить на работу, иметь рядом хороший супермаркет, не ставить себе больших целей, не служить в армии. В общем, жить не напрягаясь. То есть это была революция обывателей. Мы хотим просто жить, отстаньте от нас, хватит с нас «миссии», мы устали от сверхчеловеческих усилий».

Тут Суркову все-таки нужно было говорить не о «всех», а о той группе, которая пришла к власти в результате «революции обывателей». Здесь Сурков точен. Не точен он в том, что сводит все общество и все желания общества 80-х годов к «революции обывателей».

Громадное большинство русско-советских страдала к этому времени не от больших проектов, а от их отсутствия. Ибо все привыкли к «великим свершениям», т.е. общество было готово к переходу к русскому национальному государству, ибо уже произошла культурная контрреволюция, которую провела «русская партия». Общество было готово к технической модернизации, ибо был накоплен огромный научный потенциал. Общество было готово к модернизации в целом, к жизни свободных людей в свободной стране. Наконец, часть общества была готова стать западной страной во всех смыслах слова, демократической, многопартийной страной, а не только страной, где будет много колбасы. Демократические идеалы, безусловно, появились к 1991 году не у большинства, но у многих миллионов.

Но в итоге совершилась «революция обывателей». Вот как описывает этот слой революционеров-победителей Сурков: «…значительная часть общества впала в циническое настроение. Развелось много теплохладных личностей. Как сказано: «Но, как ты тёпл, а не горяч и не холоден, то изверг¬ну тебя из уст Моих». Есть такое «холодное» состояние общества, когда люди просто технократичны, не сентиментальны. Есть «горячее», когда все возбуждены и идеалистичны. Есть, где удачно сочетается то и другое. А бывает «ни то, ни се». И это хуже всего... Почему это «ни то, ни се» в общественном сознании продолжает как-то жить? Потому что та советская система оставила после себя эту самую нефтяную «Трубу». То есть система вся обвалилась, но осталась питавшая ее все эти десятилетия сердцевина. И в этом смысле наше нынешнее общество имеет ту же самую сердцевину, оно, по большому счету, не поменялось. Осталась просто «Труба» минус «Цели».

И здесь Сурков очень точно описал ту небольшую группу людей, которые заказали «революцию обывателей» и воспользовались ее плодами, он описал нашу власть и элиту, если коротко сказать. Они технократичны и не сентиментальны, во имя каких-то высоких целей, во имя народа они и пальцем не пошевелят.

И вот обыватели-революционеры у власти должны сейчас провести модернизацию, потому что, по словам Суркова дальше так жить не выйдет, а еще ПОТОМУ: «… это очень скучно. Не надо забывать, что многие страны и цивилизации погибли даже не от больших потрясений и напряжения, а как раз от скуки. В этом смысле тепловая смерть нашего социального пространства вполне возможна, если мы и дальше будем предаваться этому «сну разума».

Им скучно, понимаете? У них все есть все, и они заскучали, и от скуки от чего же не провести модернизацию? Мне вот ни хрена не скучно в ихней стране. Мне они всю душу проплевали, начиная с 1989 года, и продолжают в нее плевать. И в материальном плане я не живу, а выживаю все эти двадцать лет. И таких как я 85 % в России, если не больше. Война в Чечне, где огромный государственный аппарат, якобы не мог справиться с Чечней, и нас 6 лет травили буквально тем, что издевались над слабостью русских! Кому это скучно было? Жить многим не хотелось, но скучно не было. И тем миллионам русских, которые спились от безысходности, от чувства, что Россия проиграла, скучно не было. Нам и сейчас не скучно, а дальше будет только веселее, потому жизненный уровень по многим причинам начнет падать.

Так кто будет проводить модернизацию? Сурков вроде отрицательно отозвался о победителях: «Я представляю себе целый пласт людей, для которых есть только Рублевка и ниточка трубы до сибирских болот. И им в принципе больше ничего не надо. Ну разве что аэропорт международный. И не только Грозный и Махачкала им не нужны. Им и Рязань не нужна, и Самара».

Все правильно, но Грозный и Махачкала и всем русским не нужны, а вот Рязань с Самарой нам нужны, мы живем тут тысячу лет уже.

Так кто будет проводить модернизацию? Народ? Которому много чего нужно, или те, которые на Рублевке и им ничего не нужно, им скучно?

Нет, не народ. Все-таки те, которые на Рублевке. Сурков приводит характерный пример: « Я хорошо знаю, что многие состоятельные и очень гламурные на свой манер люди могут быть при этом крайне амбициозными. Как ни относись к покупкам каких-то спортивных клубов — это показатель очень больших амбиций. И все-таки эти люди не отрекаются от своего Отечества».

Да мы тоже знаем состоятельных и глумливых людей, которые поставлены во главе проекта «Сколково». А уже где у них Отечество, и есть ли оно у них, это только им ведомо, даже их кураторы едва ли догадываются, что у них в душе.


Сурков говорит о невозможности мобилизации народа и общества во имя модернизации, но ведь инновационная модернизация привела к колоссальным переменам в США, на Западе именно потому, что в эту модернизацию оказался втянут весь народ, т.е. народ не нужно мобилизовывать, в процессе развития инновационной экономики народ сам мобилизуется и создает новое качество своей жизни.

Так кто же будет двигателем нашей модернизации?

Сурков говорит об этом так: «Если найдется несколько сот тысяч человек в России, которым это сильно надо и от которых что-то зависит, то все остальное приложится».

А как интересно эти люди могут «найтись» в нашем обществе, в котором даже каждая мышь под контролем? Тут действуют другие механизмы, этих людей найдут и предложат им то, от чего они отказаться не смогут.

Т.е. принудительная мобилизация нескольких сот тысяч Рублевских во имя модернизации, грубо говоря, чтобы они не очень скучали?

Но проблема в том, что все эти люди, богатые и успешные люди, были мобилизованы и сформированы хозяевами РФ совершенно под другой проект, проект большого передела, их задача заключалась в том, чтобы взять какие-то активы под свое управление и во время делиться. Двадцать лет они делали только это, и ничего другого. Как их можно заточить подо что-то другое, под модернизацию, например?

Они действительно устали. Потому что власть их за….ла не меньше, чем простого человека, и единственное их желание послать подальше эту власть и жить тихо на яхте.

А самые талантливые их них, готовые принять участие в модернизации, тоже люди оскорбленные, униженные и не свободные.

И это они могут сделать инновационный прорыв?

И оказывается, что не они, они будут просто отстегивать бабло или мелькать на экране. А кто же тогда? Запад, конечно, кто еще? Я об этом уже писал, что другого модернизатора кремлевские не найдут.

И Запад понял это и предложил свои услуги. Но не задаром, разумеется. Сурков с собеседником тут даже вспомнили Петра Великого и его «учителей шведов».

Что же в итоге? Сурков говорит: «Мы не хотим заместить наших ученых иностранными. Мы хотим, чтобы наши в интернациональных коллективах росли, развивались и конкурировали по-настоящему. И иностранные компании мы привлекаем для тех же целей. На первых этапах технологии, которые будут создаваться в том же Сколково и в других наших научных центрах, могут коммерциализироваться не у нас. Я не считаю это большой бедой. Это к слову о том, помо¬гут ли нам кон¬ку¬ренты. Помо¬гут, потому что в Скол¬ково возникнет пи¬тательная среда. Важно, чтобы технология была сделана в Сколково. А будет ли она тиражироваться американской, европейской или российской компанией, не имеет значения. Я искренне считаю — это не важно. На ближайшие 10—15 лет это та плата, которую мы должны платить за полное отсутствие у нас инновационной инфраструктуры».

Т.е. в реальности будет то, о чем сказал Шварценеггер, губернатор Калифорнии, западные ученые со своими центрами и разработками переедут в Россию ( в Сколково), здесь на капиталы русских олигархов и русского государства (т.е. на наши деньги) они будут доводить до ума свои проекты, плюс на подхвате у них будут местные русские ученые, чьи разработки тоже пойдут в дело, потом инновационный продукт будет реализовывать на Западе, западными структурами и приносить им прибыль.

Грубо говоря, если русские ученые предложат что-то аналогичное изобретению мобильного телефона, то большая часть бабла от этого проекта (триллионы баксов в итоге) пойдет в карманы Запада.

Сурков это признает, но говорит, что в итоге у нас будет своя инновационная база.

Вот такая, друзья, модернизация нас ожидает.

Продолжение анализа интервью с Сурковым будет завтра. Там еще очень много интересного. На редкость откровенным был Владислав Юрьевич.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments