a_samovarov (a_samovarov) wrote,
a_samovarov
a_samovarov

Categories:

Михаил Зощенко предсказал год 2010

Зощенко предсказал легко, ибо написал этот рассказ в 1928 году, когда советская власть была такая же, как сегодня, с одной стороны, еще какой-то рынок реальный, государственный капитализм, с другой стороны партийные и чиновники уже ни с кем не хотели делиться.

Рассказ начинается так: «Печка у меня очень плохая. Вся моя семья завсег¬да угорает через нее. А чертов жакт починку произво¬дить отказывается. Экономит. Для очередной рас¬траты».

Т.е. понятно, что власть экономит на людях для того, чтобы присвоить деньги себе.

Люди начальникам говорят, что так жить нельзя! А начальники отвечают, что можно: «Давеча осматривали эту мою печку. Вьюшки гля¬дели. Ныряли туда вовнутрь головой.

— Нету (угара),— говорят.— Жить можно».

Народ в ответ:

— Товарищи,— говорю,— довольно стыдно такие слова произносить: жить можно. Мы завсегда угораем через вашу печку. Давеча кошка даже угорела. Ее тошнило давеча у ведра. А вы говорите — жить можно.

Ну чиновники решили проверить на кошке, есть угар или нет:

«Председатель жакта говорит: — Тогда,— говорит,— устроим сейчас опыт и по¬смотрим, угорает ли ваша печка. Ежели мы сейчас после топки угорим — ваше счастье — переложим. Ежели не угорим — извиняемся за отопление.

Затопили мы печку. Расположились вокруг ее. Сидим. Нюхаем.

Так, у вьюшки, сел председатель, так — секретарь Грибоедов, а так, на моей кровати,— казначей.

Вскоре стал, конечно, угар по комнате проноситься. Председатель понюхал и говорит: — Нету. Не ощущается. Идет теплый дух, и только.

Казначей, жаба, говорит: — Вполне отличная атмосфера. И нюхать ее мож¬но. Голова через это не ослабевает. У меня,— гово¬рит,— в квартире атмосфера хуже воняет, и я,— гово¬рит,— не скулю понапрасну. А тут совершенно дух ровный.

Я говорю: — Да как же, помилуйте,— ровный. Эвон, как газ струится.

Председатель говорит: — Позовите кошку. Ежели кошка будет смирно сидеть, значит, ни хрена нету. Животное завсегда в этом бескорыстно. Это не человек. На нее можно по¬ложиться.

Приходит кошка. Садится на кровать. Сидит тихо. И, ясное дело, тихо — она несколько привыкшая».

(Если россиянцев рассматривать, как несколько привыкших, то они вполне могут быть уравнены в правах с кошкой).

И далее:

— Нету угару,— говорит председатель,— извиняемся. Вдруг казначей покачнулся на кровати и говорит: — Мне надо, знаете, спешно идти по делу. И сам подходит до окна и в щелку дышит.

И сам стоит зеленый и прямо на ногах качается. Председатель говорит: — Сейчас все пойдем. Я оттянул его от окна.

— Так,— говорю,— нельзя экспертизу строить. Он говорит: — Пожалуйста. Могу отойти. Мне ваш воздух вполне полезный. Натуральный воздух, годный для здоровья. Ремонта я вам не могу делать. Печка нор¬мальная.

А через полчаса, когда этого самого председателя ложили на носилки и затем задвигали носилки в ка¬ретку Скорой помощи, я опять с ним разговорился.

Я говорю: — Ну, как? — Да нет,— говорит,— не будет ремонта. Жить можно.

Так и не починили».

Короче, если есть бизнес, которому нужны гастарбайтеры, и этот бизнес отстегивает чиновникам, то это так и будет продолжаться, это некому остановить в РФ. Если есть «независимые республики» они получают колоссальные дотации и разворовывают, а какую-то часть возвращают в виду откатов, то это некому остановить, а кавказцев и гастарбайтеров будут защищать и прокуратура, и следаки и менты и чиновники всех уровней, ибо все они имеют еще и с диаспор. При этом они будут называть это все «борьбой с национализмом».

Но долго так продолжаться не может, не приспособлено человеческое общество для таких экспериментов. Угорает.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments