a_samovarov (a_samovarov) wrote,
a_samovarov
a_samovarov

Конь, зайчик и тигр

Ее бил озноб. Это было во сне. Но она чувствовала жар, губы высохли так, что она их постоянно облизывала. А снился ей всего на всего – конь! Веселый, молодой, с белой гривой он носился по лугу и призывно ржал.

Но почему же так билось ее сердце? Почему-то она знала, что готова любить этого коня, она чувствовала такую пронзительную нежность, что заплакала.

И она проснулась. С бьющимся сердцем, в лихорадочном ознобе, вся в слезах, тревожная и потрясенная!

Она лежала и смотрела в потолок. Она снимала тогда комнату в районе Курская-Товарная. Всю ночь маневрировали поезда, механический женский голос объявлял что-то. На потолке прыгали тени, и среди этих разнообразных теней она увидела … коня. И вспомнила сон!

И ужас напополам со счастьем вполз в ее девичью душу. Почему?

Она подошла к зеркалу и в полумраке увидела свои горящие глаза, блуждающую улыбку, свою стройную фигуру под ночной рубашкой. Она знала, что красива, что ее большие серые глаза и точеная фигура самое лучшее, что у нее было.

Но вот она, человек, а там конь… Она засмеялась. Она была возбуждена, легла под одеяло, сжалась в комок, ей было весело и тиско, как в детстве. Она думала, что так возбуждена, что ни за что не уснет, но уснула мгновенно и проснулась уже утром, когда весеннее солнце тепло коснулось ее лица!

… За завтраком она не смогла сдержаться и сказала свой хозяйке, которую побаивалась за ее колючий взгляд, что видел сон…

Хозяйке было лет под семьдесят. У нее когда-то давно был муж, про его судьбу ничего не было известно. Никаких родственников у нее или не было, или они к ней не приезжали. Подруг у нее тоже не было. Но при этом Клавдия Васильевна была бодра, всегда энергична, сильна духом. Хотя отношение к миру у нее было скорее весело-злобным, чем добродушным.

Она носила платья и платки темных оттенков. Брови у нее были густые, а зрачки казались настолько острыми, что прямо «резали» человека!

Иногда к ней приходили странные посетители, они закрывались на кухне, и там при свечах Клавдия Васильевна гадала им на картах.

- Рассказывай сон, - велела хозяйка.

Девушка послушно рассказала.

- Ну будет у тебя сначала конь, - сказала хозяйка, намазывая белый хлеб маслом, а потом поливая его малиновым вареньем, - потом будет зайчик, а потом тигр. С тигром и успокоишься!


Девушка прыснула в кулачок, так как громко смеяться боялась.

- Ну-ну, - сказала хозяйка, - поржы, поржы, все вот так ржут, а потом живут, кто с кем. Тигр-то хорошо, глупая, а конь даст тебе прикурить.

Она шла на лекцию и всю дорогу хохотала, представляя себе курящего коня.

Скоро наступила сессия, она про все забыла, а потом в июле ее подруга познакомила с ним. Он был красив, воспитан, не по- московски элегантен. Выяснилось, что папа у него дипломат, что у него «Волга», по тем временам роскошь немыслимая. У него была длинная шевелюра светло-русых волос, тогда модно было носить такие прически, но волосы у него всегда были вымыты, он был очень аккуратен. Иногда он этим волосами встряхивал.

Она влюбилась в него, а он женился на ней, ибо она была хороша и «приличная девочка», что и требовалось ему для карьеры.

Они прожили пять лет, и он ей постоянно изменял. В конце-концов, она легла раз в свою собственную постель, а там женские чужие трусы. Он спокойно лежал рядом и читал какие-то документы по работе.

Она смотрела на трусы, потом на него, потом сказала:

- Так не бывает.

Но трусы были в ее руках. Значит, ТА была здесь всего лишь несколько часов назад.


И тогда на нее напал смех, она смеялась так долго, а он бегал вокруг с седуксеном, она смеялась так яростно, а он был так жалок… Длилось это долго, очень долго.

Потом она сказала: « К чертовой матери!» Собрала вещи и ушла навсегда.

Через год у нее закрутился роман с милейшим человеком, с большими ушами, очень добрыми глазами, это был доцент с ее кафедры. Милейший человек, но она его не любила.

А вот Степанов возник непонятно откуда, просто возник. Это были уже девяностые. Он преподавал философию. Он был нищ деньгами и силен духом, он презирал власть и богатых.

Было застолье, и они оказались рядом, он сказал ей: «Вам накатить?»


- Так за женщинами не ухаживают, - возмутилась она.

-Ну поучите меня, поучите, - ухмыльнулся он.

И она стерпела, он ей был интересен. Она ждала, когда он заговорит про Канта и Гегеля, но ей стал рассказывать анекдоты про прапорщиков. Она хихикала. Тогда он перешел на анекдоты про новых русских, она смеялась громко. И под занавес пошли анекдоты про Вовочку, она просто угорала от смеха!

Утром она проснулась в его квартире, в его постели, и поняла, что не хочет уходить. Ей было спокойно с ним. Он не боялся жизни, он мог ее рассмешить.

Вот так она и осталась в этой квартире, любя Степанова, ненавидя его, и самое страшное для нее было, это остаться без него. Без его великолепного презрения ко всем этим… Без его интеллектуального мужества. Он был мужчина!

И тогда она вспомнила свою хозяйку и ее предсказание. Ведь все точно! Первый был конь! Второй зайчик, а третий тигр.

- Вот пусть на третьем все и остановится, - молила она Бога.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments