a_samovarov (a_samovarov) wrote,
a_samovarov
a_samovarov

Categories:

Роман Организованный хаос

Часть первая

1

Иван проснулся в темной комнате и почувствовал тотчас мучительную боль во всем теле. Протянув руку, нащупал на прикроватном столике пульт управления. Движение было чисто механическим. Он ничего не помнил. Где находился, который сейчас год, и тем более не знал, что его ожидает. Но тол¬чок из глубин подсознания подсказал движение — и на ладони лежал маленький пультик со множест¬вом клавиш из нежного на ощупь материала.
Пультик показался знакомым. Боль¬шой палец уверенно нажал на нижнюю справа клавишу, и тут же часть стены ушла куда-то вверх, в лицо ударило ярким светом солнце, и в прохладную комнату ворвался теплый ветер — на улице лето. И даже птицы щебечут.
Теперь следовало нажать на красную кнопку, и — немедленно явится помощь.
Минут через пять распахнулись двери, и перед Иваном предстал знакомый врач с русой бородкой и глазами, источавшими нежность.
— Сколько я проспал? — осведомился хрипло, начиная постепенно приходить в себя.
— С полгода будет, — улыбнулся лекарь.
Иван уже не помнил, с какого времени вошло в правило погружать алкоголиков в сон, если те из-за неумеренного употребления спиртного были близки к полной духовной деградации или физическому истощению. Но его усыпляли уже трижды, и каждый раз он словно заново рождался на свет — невинным, ничего не умеющим младенцем.
Между тем врач достал из хромированного чемоданчика прибор, положил на сердце пациента, и боль стала утихать.
Через десять минут Ивану уже захотелось общения, и он, медленно выговаривая слова, стал выспрашивать, как идут дела в их округе. Память возвращалась стремительно. Из ниоткуда всплыла картинка: Иван в качест¬ве журналиста местной газеты делает репортаж о предвыборной кампании двух претендентов на пост мэра округа. На обоих политиков имелся компромат. Один из них являлся тайным наркоманом и, следовательно, не мог баллотироваться в округе, где жили алкоголики, другой был еще хуже — после погружения не пил уже второй год.
Иван язвительно замечал, что так всегда и бывает: из моря нормальных алкоголиков не могут отыскать приличного кандидата, и в мэры пролезают какие-то подозрительные личности.
Врач помнил все: в том числе и репортаж Ивана, после которого в газетах подняли шум и непьющему кандидату пришлось-таки публично напиться до потери сознания в самом большом шоп-баре округа. Вследст¬вие чего он и победил на выборах.
Благотворное действие прибора продолжалось. Сосуды расширились, животворящая кровь наполнила капилляры. Сразу стало жарко, захотелось двигаться. Просветлело в голове. Иван чувствовал себя вполне здоровым. Доктор откланялся.
Иван поднялся и прошел в ванную комнату. Там он поплавал в небольшом бассейне. Подогретая вода — то, что сейчас нужно. Растирая могучую волосатую грудь массажным полотенцем, Иван рассматривал себя в большое зеркало, вделанное в гигантскую океанскую раковину. С четырнадцати лет он занимался дзюдо.
В нижних этажах здания размещалось бюро услуг. Иван выпил литр ряженки в столовой, прошел в косметический салон, подстригся и за пять минут загорел под специальными лампами. Особого рода лучи оживили кожу и сделали ее коричневой и атласной.
Теперь следовало отправиться в редакцию. Собственно, в алкогольном округе выходила только часть общероссийской газеты. Жители давно уже не выписывали газету целиком: алкоголиков интересовали исключительно их собственные проблемы. И сами журналисты имели смутное представление о том, что происходит в государстве, хотя им ничего не стоило пройти в библиотеку и почитать хотя бы подборку новостей. Но за сто лет жизни эти политические новости кого хочешь утомят. Иван начинал свою профессиональную деятельность в древние времена — при Горбачеве. И по¬мнил, что уже тогда людям стала надоедать политика.
По просьбе жителей округа вот уже лет тридцать и по телевизору не показывали новостей.
Но сегодня был особенный случай. В огромном телевизоре, что висел в холле для отдыха, вдруг прервали очень интересную передачу о новом виноградном вине, которое производили умельцы-виноградари под Шатурой, и через весь экран огненно полыхнуло: ВНИМАНИЕ! ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ВСЕХ!
Один из сидевших в холле грустно вздохнул: «Опять военные переворот устроили». И в самом деле, на экране появился молодой генерал с энергичным лицом и хрипло прокричал, что президент свергнут, а к власти пришла хунта. Но тут пошли помехи. Затем показали танки на улицах. Экран на секунду потемнел и снова засеребрился. Только не генерал сидел в кресле, а очаровательная блондинка. Она извинилась перед зрителями за техническую неисправность и так томно улыбнулась, что Иван стал выискивать в зале женщин. Но тут снова пошла передача о шатурском золотом виноградном вине, и алкоголики облегченно вздохнули.
Иван же вспомнил об Алисе. Обычно перед его пробуждением врач звонил Алисе, и она встречала его в холле цветами, а потом они вместе шли в бар. Куда она могла деться? Алиса также работала в газете. Вела раздел хроники происшествий. Ей доставляло огромное удовольствие вес¬ти репортажи с мест скандалов и драк, которых в округе было много.
Возможно, нашла более подходящего партнера? Все-таки она была молода и еще ни разу не погружалась в длительный сон. Какой женщине понравится ждать мужчину по полгода?
Иван вышел на солнечную улицу, вздохнул полной грудью. Видно, недавно проехала машина-освежитель, пахло озоном.
Город тонул в зелени деревьев. Кругом клумбы с алыми, белыми, черными розами.
Время утреннее, и потому по городу ходили тихие «сладкие» алкоголики. Эти люди никогда не шумели, не дрались. В отличие от дневных — угрюмых, вечерних — злобных, и ночных — яростных алкоголиков, лица у них были доброжелательными.


2

Бармен Вова улыбнулся ему как родному, но налить отказался. Иван обвел глазами ряды сверкающих разноцветных бутылок. Но Вова был прав: прежде чем напиться, следовало принять допинговые препараты. Они замедляли старение и защищали организм от любого количества спиртного.
Иван прошел в боковую комнату. Там сидели врачи. Один из них был знаком Ивану, а второй — практикант. Надвинутая на густые черные брови шапочка придавала ему легкомысленный вид шкодливого поваренка. Иван скинул с плеч рубашку, и доктор кивнул практиканту: «Экий мужчина, мышцы свои, не силиконовые».
Тот изобразил восхищение, но мысли его витали далеко. Белые маленькие ручки порхали, наполняя препаратами стеклянную машину, внешне напоминавшую автомат Калашникова. Наконец он поднял ее и умело выстрелил. Без боли в бок Ивану рядом с печенью вошла капсула с допинговыми веществами. Капсула растворилась молниеносно, и Иван, натягивая рубашку на ходу, поспешил к стойке...
— Черт возьми, — сказал растерянно после его ухода практикант, — я перепутал препараты. Я всадил этому бугаю огромную дозу адаптогенов. Он теперь не сможет и не захочет пить. Скандал!
— Ну, перепутал и перепутал, — вяло заметил врач, — одним алкашом меньше стало. Помается-помается да и переберется в округ для трезвенников.
То, что с ним происходит что-то неладное, Иван понял сразу, как только подошел к бармену. Вова накатил ему бокал «Русской», положил на тарелку малосольный огурчик и кусок черного подсоленного хлеба. Но Иван чувствовал глубокое отвращение к спиртному, энергия переполняла его тело. Ему хотелось бегать, прыгать, бороться, поднимать штангу. И вмес¬то того чтобы махнуть «Русской», взял стул из легкого, но прочного металла и завязал узлом его ножку.
Бармен не успел удивиться. Черный экран телевизора вспыхнул, и на нем тут же появилось изображение. Мелькали танки, самолеты на низкой высоте. А голос за кадром оповестил, что вновь идет информация для всех. Вова выругался.
— Вы сейчас увидите ставку главнокомандующего Вооруженными силами России, — пропищал голос. — Генерал Каштанов дает интервью нашему корреспонденту.
В кадре появился мрачный подземный кабинет главнокомандующего. Еще молодой, но уже седой генерал с неподвижным, серым от усталости лицом стал говорить, что никакого военного переворота не было и что группа отщепенцев-офицеров попыталась посягнуть на всенародно избранного и всеми любимого президента, но мятеж подавлен.
Попытки военных переворотов делались в год по пять раз, и Иван не стал бы так внимательно глядеть на экран, если бы не увидел за широкими плечами генерала Каштанова Алису. Она сидела в глубине кабинета в своей обычной позе — закинув ногу на ногу, — курила и презрительно щурила глаза.
Что она делает у военных? Почему главнокомандующий позволил ей сидеть за своим столом? Почему на бледном лице Алисы было то спокойное и надменное выражение, которое появлялось только в минуты полного психологического комфорта?
«Дура девка! — подумал Иван. — Вечно она по доброму желанию влетает в идиотские истории».
Болтливый журналист задавал генералу один вопрос за другим. Иван отметил непрофессионализм интервьюера. Странно! Неужели в центре не могли найти поумней?
Каштанов морщился, но старательно отвечал на вопросы. Только один раз он сделал паузу, нервно дернул плечом и быстро обернулся, бросив взгляд на Алису. Женщина напряглась. Она казалась встревоженной.
«Вот даже как!» — криво усмехнулся Иван.
Такое переглядывание было невозможно для чужих людей. Оставалось только порадоваться за девочку. Не простого гражданина России отхватила, а самого Каштанова — героя из героев.
По логике вещей именно в этот момент Ивану следовало бы выпить. Замутить алкоголем сознание, гульнуть на всю катушку и забыть пышноволосую, рыжую девчонку. Он бросил взгляд на бокал с водкой, на огурчик, но желание отсутствовало. Иван выругался. Мало того, что он потерял Алису, так еще и пить не мог. Следовало обратиться к врачу. Нынешние доктора всесильны, но на сегодня Иван уже достаточно пообщался с ними, и обращаться за помощью вновь не хотелось.
После того как экран телевизора потух, бармен сказал виновато:
— Пока ты на Алису свою любовался, тебе господин Жуков звонил. Просил зайти немедленно.
Жуков занимал пост главного редактора общерусской газеты. Он иногда наведывался в округ алкоголиков. Ничего особенного в том, что он искал очнувшегося после сна Ивана, не было. Но Жуков знал прекрасно об отношениях Ивана с Алисой, и Иван неприязненно подумал, что главного редактора интересовала именно Алиса, «засветившаяся» на всю Россию рядом с генералом Каштановым. Как она могла к нему попасть?

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • О днях Турбиных в догон

    Вернемся к пьесе "Дни Турбины", все же я хочу прояснить свою мысль - зачем Сталину нужно было понять, что нормальные люди любят своих…

  • Сталин и "Дни Турбиных"

    Мои френды в ФБ так азартно оплевывают Ленина и пр... что я читал-читал и решил присоединиться. Мне кажется, что я понял, почему Сталин много…

  • Галковский

    Когда френд рассказал мне, что Дмитрий Евгеньевич Галковский на ютубе поднял бокал за моего "Бухарина", я подумал, что это... не…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment