a_samovarov (a_samovarov) wrote,
a_samovarov
a_samovarov

Categories:

Опять о Шолохове

Александр Иннокентьевич  Байгушев рассказал тут мне, что был дружен с Шахмагоновым, который десять лет работал литературным помощником Шолохова, по словам Байгушева Шахмагонов уверял его, что Шолохов ненавидел советскую власть, считая ее не русской.

Любопытно, что в мутные времена борьбы с безродными космополитами Шолохов вышел из окопов и выступил ожесточено против безродных космополитов, опубликовал статью, в которой потребовал авторов отказаться от псевдонимов. На эту статью ответил Симонов, который был не Константин, а Кирилл, а по матери из русского дворянского рода. Отец его был царский  полковник Симонов, национальность которого не озвучивалась. Но кто-то его из анонимов, обвинил Симонова, что он, на самом деле, сын еврейского торговца спиртным.

Так вот, Шолохов был явно не в теме, что  разработать и провести борьбу с космополитами Сталин поручил именно  Симонову и Эренбургу, что они и сделали.

В это же время другой русский патриот Леонид Леонов пишет свой «Русский лес», где главным врагом всего русского выведен космополит-интеллектуал.

При всех своих регалиях Шолохов и Леонов никогда не были в идеологической обойме ЦК КПСС, а Симонов и Эренбург были.

Припомнил тут свое давнишнее впечатление о первой книге «Поднятая целина». Шолохов написал Сталину известное письмо о том, что творили на Дону коллективизаторы, об избиениях, издевательствах, пытках. Сталин видно был обескуражен наивностью Шолохова, его непониманием  того, что весь ужас и идет от Сталина. Т.е. писатель на бандитов жаловался главному бандиту. Сталин сделал какие-то формальные пометки на его письме, делу дали ход, но чисто для отписки. Шолохов все понял, кто-то ему видно подсказал написать роман о прославлении коллективизации. Он написал первую часть « Поднятой целины», в которой виден местами его  гений.

Роман, несмотря на вымученный пафос, издевательский на самом деле. Колхозом  в романе руководят:  Давыдов - балтийский моряк и пролетарий, сроду не работавший на земле, Нагульнов – контуженый и дурковатый психопат, и хитрый бездельник Разметнов. В это же время природный хлебороб  Островнов вредит колхозу, Шолохов делает из него прямо шекспировского злодея.

Имя Сталина там упоминается весьма своеобразно, местный хулиган Дымок дал противнику в морду с криком: «Бейте его, он против Сталина».

Самыми живыми героями романа стали дед Щукарь и блудница Лушка.  Взгляд Щукаря на весь это советский дурдом и есть взгляд автора. А вот колоритные эпизоды с Лушкой даже в  советский фильм вошли, если чего не путаю.

Лушка любит сына кулака, но живет не только с ним, но и с начальниками, так как это явно выгодно ей. Сначала с Нагульновым, у которого интереса к женщинам нет, ему интересно, чтобы частной собственности не было, и чтобы мир был безнациональным, все перемешались бы, не было  ни белых, ни черных, а все стали шоколадными. Т.е. Нагульнов предвосхитил нынешних глобалистов, как их предвосхитили тогдашние совки. Но даже Нагульнова Лушка пробудила к половой жизни. Потом она сменила его на Давыдова. И тот ничего не смог поделать перед чарами блудницы.

Однажды, когда Лушка пришла к нему, и он засобирался с ней ночью в стог сена, хозяйка дома, где он жил, верующая женщина, стала выговаривать (Давыдов не слышал) Лушке о ее беспутстве, та слушала и молчала, когда же Давыдов вышел, Лушка подошла к хозяйке и шепнула ей (цитирую по памяти): « Пока он там со мной там будет мучиться, ты за нас молись, чтобы у меня все получилось».

Когда у нее все получилось на сеновале, Лушка сообщила Давыдову, что ей «зараз так легко стало», раздосадованный своим очередным падением Давыдов полюбопытствовал «Перо вставить, полетишь?» А Лушке в тот момент было все равно, она ответила: «зря злобствуешь».  Любопытно, что когда ее любовников-начальников поубивают, то она выйдет замуж за милиционера (опять же власть) и будет процветать.

Давыдов и Нагульнов гибнут в конце романа, а это явно большое облегчение для советского сельского хозяйства.

За то, что Шолохов написал «Поднятую целину», которую мусолили потом десятилетия в школе, ему дали дописать и «Тихий Дон». Сталин прочитал книгу и послал к Шолохову своего доверенного человека Ставского, тот доложил, что настроение Шолохова ужасное. Видно так он объяснял мрачный последний том романа. Но это был 1940 год, Сталин уже раздувал русский патриотизм, и дал добро на публикацию бесклассового «Тихого Дона».

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments