Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

как студентку депортировали

Вчера принимал зачет, одна студентка объяснила свое отсутствие в два месяца, так как была депортирована из России и не могла въехать обратно. Я изумился. Она: «Вы что не знаете, что стало твориться зимой?» Так вот по ее словам жителей Узбекистана стали массово отправили домой, а обратно могут вернуться только 10%. Сама она русская и отец ее гражданин РФ.

Не знаю насколько все это верно, но визуально и в моем городе и в Москве жителей Средней Азии стало меньше значительно, чуть ли не на порядок. А так ведь иногда пол вагона в метро могли составлять они.

Революционная езда

Вчера съездил в Москву и вспомнил фразу из Булгаковской «Белой гвардии» - «революционная езда, - час едешь, два стоишь». Теперь уже стоишь и в метро. В туннеле. При этом включают ролик с женским садистским голосом, который говорит что-то вроде того, что мы стоим по техническим причинам, соблюдайте спокойствие и не допускайте паники. От такого голоса паника вполне может начаться. Дама все произносит на манер садистских рассказок, в которых в конце неожиданно кричат – отдай мое сердце!

И вот любопытно, пока во главе метро стоял коррупционер, то метро работало как часы. Видно при всем при том мужик дело знал, а теперь поставили какого-нибудь раздолбая по блату и все. Огромный город вынужден мириться. Каждый божий день у них чего-нибудь не так, то задымление, то остановки чуть ли не на всех направлениях. И всему этому найдут миллион объяснений, что иначе никак, основные фонды устарели и пр.

Уже и в метро началась «революционная езда».

О дамах только хорошее…

Еду сейчас в автобусе, шофер неумело тормознул, и в меня влетела девушка, и полетела дальше. И упала бы, но я успел ее подхватить. Тут у нее что-то падет, она нагибается поднимать, разгибается и умудряется хлопнуть тыльной стороной своей руки меня по лицу. Без особого ущерба, но как говорил незабвенный Шариков «морда-то у меня не казенная».

И при этом она произносит… нет,  не «спасибо и извините»,  она говорит с такой глубиной любовью и жалость к себе: «Ах, как мне сегодня не везет!» И это было так смешно и  так по-женски, что я ее утешил, сказал, что завтра ей точно повезет.

Дракон по кличке Человек

В смраде июльского жара неслась подмосковная электричка, накаленная солнцем, зеленая гусеница, набитая вялыми человеками-червяками. Внутри это гусеницы медленно шел бомж. Это был маленького роста мужчина неопределенного возраста. Мало того, что он был мал ростом (1.65 см.), он был еще очень сухощавого сложения. Мало того, он к тому же почти не ел последние три года, жил только витаминами и углеводами, которые содержатся в пиве и водке. Щеки его были впалыми, жира в нем не было вообще, нигде. И если бы не широкие плечи бывшего боксера, то было бы вообще жалкое существо, блокадник.

Сначала этого человека звали Вовка, потом Степанов, потом ползучие яды антижизни проникли в его мозг, и он стал Драконом, а потом его же стали звать товарищи-бомжи ЧЕЛОВЕК! Почему так, об этом позже.

И вот шел Человек и пытался продать журналы, в его руках была пачка старых журналов, входя в вагон, мерцая мрачными глазами убийцы, хриплым голосом Человек расхваливал свой товар, называл цену – тридцать три рубля штука, ибо столько стоила бутылка «Жигулевского» Но никто не покупал.

Человек, проспав все первую часть дня прямо под солнцем, ибо вырубился возле станции «Озерки» от дозы водки, нуждался в бутылке пива, больше, чем вся команда Магеллана в чистой воде, когда они подплывали к райским островам, после многих месяцев пути.

Но в этом поезде, в этой раскаленной железной гусенице все впали в какую-то апатию. Так бывает, Человек это знал, вдруг, невидимый вихрь пронесется по электричке, и все, вроде живые люди, но ничего не видят, не слышат, смотрят пустыми глазами в себя.

И Человек явственно почувствовал, что запахло смрадом… Он понял, что не уйдет из этой электрички без тридцати рублей. Своей сухой ляжкой он ощутил страшно острый, выбрасывающийся нож, который был у него в кармане. Нож жег его ногу, и Человек чувствовал, что там натертая рана, но ему было приятно от этой боли, она отвлекала.

Ну что, же если вам жалко тридцать три рубля…

* * *
Вовка занимался боксом, он быстро стал бойцом, в 18 лет он был уже мастером спорта. И все его стали уважительно звать – Степанов.

…В этом стонущем, дребезжащем, раскаленным, как плоская и длинная сковорода, поезде, никто не знал, что сухой, как маленькая вобла Человек, мог вырубить одним ударом самого здорового мужчину. У Человека пропало все, даже желание жить, но поставленный, смертельно опасный удар у него остался. А еще был нож.

Степанов спился и перестал быть носителем имени и фамилии, но скоро в безумных драках бомжей, он приобрел кличку – Дракон. Он наводил ужас на своих собратьев расширенными зрачками, он слово раздувался, прежде чем нанести свой страшный удар, он был Дракон.

И Дракон судил о людях по себе. Он забыл, что бывают положительные эмоции, мир и человеки в нем были для него грязного бурого цвета. После приема алкоголя этот мир несколько зеленел, но не больше.

Но однажды произошло вот что. Дракон захотел секса. Он проснулся на земле в каком-то неизвестном месте, а значит, ему было все можно, ибо там, где он обитал, там не нарушал закон. И вот мрак синевы позднего вечера, пустая остановка какого-то поселка, и девушка.

Девушка была прекрасна, но Дракон этого не понимал, он различал только, что баба. Дракон подошел к ней с твердым намерением, но она все поняла, и вся обмякшая от ужаса, нашла в себе силы сделать несколько шагов в сторону и спрятаться за юношу.

Юноше было лет семнадцать, он смотрел на Дракона чистыми глазами прекрасного человека, а Дракон думал, куда лучше ударить? Больше всего он любил ломать челюсти боковым ударом.

Но что-то случилось. Дракон еще раз посмотрел в глаза юноши, и тут же в его мозгах понеслась бегущая строка, на которой было написано – ЧЕЛОВЕК, ЧЕЛОВЕК… И в этих же мозгах, кто-то электрическим голосом стал вопить - ЧЕЛОВЕК, ЧЕЛОВЕК…

Так продолжалось, пока Дракон не отошел от парня…

Правда, ночью ему было вознаграждение. В их шалаш привели семнадцатилетнюю бомжиху, и Дракон дал разгуляться страстям. Бомжиха так стала вопить от страсти, что проснулась стая ворон, которая сидела на дереве над шалашом, вороны в ужасе улетели, а одна несчастная ворона попала в резонанс с голосом вопившей бомжихи и была убита на лету. Она упала перед шалашом, и потом бомжи ее зажарили на вертеле как куропатку.

А потом, расслабившись на женщине, Дракон рассказал окружавшим бомжам, про эту странность в его мозгах. А среди них был бывший доктор психологических наук, и он сказал, что это остаточные явления социальности, и что от этого нужно избавляться, ибо плохо может кончиться. Он потрогал горячий, сухой лоб Дракона, покачал головой и сказал: « Да какой же вы, батенька, Дракон, вы Человек!

* * *
И вот Дракон-Человек подошел к последнему вагону, стал нахваливать свои старые журналы, и рваный, раненый его голос пилил пассажиров, словно костяной пилой.

Дракон-Человек усмехнулся, он знал, что не уйдет из этого вагона без тридцати трех рублей.

И он увидел ее… Это была скучающая баба лет пятидесяти пяти, такая отвратительная баба, которая ставила себя выше всех на этой земле, только по той причине, что ей было пятьдесят пять, она была надменная, учила ваятеля ваять, строителя строить, и прочих всех учила.


Дракон (Человек в нем исчез) усмехнулся еще раз. Он знал, что сейчас будет. Эта баба подзовет его, от скуки она будет ковыряться в журналах, но не купит. Но он все равно подошел к ней. Она стал ковыряться в журналах с таким видом, с каким Дарвин делал свои гениальные открытия, ибо баба была уверена, что все смотрят на то, как она ковыряется в журналах.

А на лавке рядом пили пиво мужики. Они разливали его в прозрачные бокалы, и оно пенилось, они светилось своим золотым светом!

Дракон понял, что сейчас будет. Он будет их бить, первому он сломает челюсть, второго вырубит ударом в печень, потом он достанет нож и отнимет у них ПИВО! ЗОЛОТОЕ ПИВО!

Он взял свои журналы, свернул в жгут и треснул легонько бабу по лицу…. Она взвизгнула, Дракон повернулся к мужикам, вызывая взглядом их на бой, они сидели, уставившись в пол.


Но тут случилось нечто. Напротив этой бабы сидел старичок, совсем дряхлый, далеко за восемьдесят. Он вскочил и, тряся всеми своими костями, двинулся на Дракона с криком: «Я боксер, я тебя изобью!»

Дракон опешил, а в голове его возникал бегущая строка: «ЧЕЛОВЕК, ЧЕЛОВЕК…» И страшный скрип в мозгах.

И тут электричка, щелкнув всеми своими железными суставами и щелкнув челюстями, остановилась, Дракон выскочил прочь уже Человеком.

Вялый он пошел вдоль состава, электричка удалилась так же вяло дребезжа. Человек дошел до края платформы и увидел… Двухлитровую бутылку с пивом «Охота», это было его любимое пиво, брало лучше водки.

И вокруг никого!

Самоидентификация Константина Паустовского

Опубликовали на Русском обозревателе http://www.rus-obr.ru/cult/8255

Паустовский сын высокооплачиваемого служащего, и пока отец его не потерял работу, то семья живет зажиточно, и круг общения, и родственники все не бедные, но все революционно настроенные.

Но вот в гимназию, где учится Константин, приезжает император Николай II. И что же переживает гимназист Паустовский? Шок. Царь оказался совершенно бесцветным человеком, и Паустовский делает акцент на том, что свита царя полна интересных людей, но почему Николай такой никакой?

Т.е. даже мальчик заметил, что Николай (хороший и добрый человек) был настолько серым, настолько лишенным обаяния и положительного и отрицательного, что вот она причина гибели империи. Царь – никакой!

Или зарисовка того, как в Киевском университете кипела политическая жизнь, были сторонники разных партий, еврейских, в том числе. И как сторонники левых партий и евреи объединялись все против студентов-черносотенцев, и что дело доходило до драк. Особенно, подчеркивает Паустовский, если к левым и евреям присоединялось «кавказское землячество».

Да, все-таки заметные перемены произошли в сознании российских студентов за последние сто лет, только «кавказское землячество» все тоже. Хотя, как посмотреть…

И вот начинается Первая мировая война. Без всякого пафоса Паустовский дает понять, насколько захлестнул его патриотизм, и не абстрактный, а русский. Вот он едет в августе 1914 года из Киева в Москву к матери, видит процесс мобилизации, как провожают солдат на фронт, видит станции, забитые новобранцами.

И пишет: «Россия сдвинулась с места… Враг вторгся в страну с запада, но мощный людской вал покатился навстречу ему с востока».

И совершенно пронзительные строки: «Прозрачное, небывало густое и синее небо – дорога перелетных стай – простиралось над городом в сиянии тускнеющего солнца. И все сыпалась и сыпалась листва, заваливала крыши, тротуары, мостовые, шуршала под метлами дворников, под ногами прохожих, как бы стараясь напомнить людям, что вокруг них еще существует забытая ими земля, что, может быть, ради этой земли, ради слабого блеска сентябрьской паутины, ради ясности сухих и прохладных горизонтов, ради затишливых вод, вздрагивающих от упавшего с дерева кусочка коры, ради запаха желтеющей ракиты, ради всей этой шелестящей, необыкновенно прекрасной России, ради ее деревень, ее изб, курящихся молочным дымом соломы, синеватых речных туманов, ее прошлого и будущего, - ради всего этого честные люди всего мира огромным совместным усилием остановят эту войну».

Просто поразительно! Ленин радостно потирает ручки в Германии, наконец-то, война, катализатор революций! Раньше он писал, что «Николаша не доставит нам такого удовольствия».

Максим Горький боится, что вот теперь Россия навалится своим стомиллионным брюхом на прекрасную Европу и задавит ее.

А советский писатель, будущий любимец Сталина, сентиментальный бытописатель, пишет о своем чувстве русского интеллигента, о том, что люди всей земли должны объединиться для того, чтобы СПАСТИ РОССИЮ!

У Паустовского эти признания в любви к России разбросаны по всем произведениям, они замаскированы к тому же, ибо советская цензура стоит на страже интернационализма и т.д. и т.п. А тут для человека главное, чтобы Россия спаслась в этом мире!

В армию Паустовского не берут, у него сильная близорукость, к тому же студенты были освобождены от воинской службы, но он идет добровольно санитаром, вывозит на поездах раненых из зоны боевых действия.

Тяжелая, грязная работа, к тому же она стала страшной, когда Паустовского сделали санитаром в хирургическом блоке, и он участвует, как подсобная сила в ампутациях, выносит отрезанные ноги и руки.

Первую мировую войну Паустовский воспринимает, как правое дело, он пишет с огромным уважением о героизме русских солдат и офицеров, он показывает, что они герои, не прибегая к сильным средствам.

Простое есть единая страна, есть один народ и народ этот мужественно воюет.

Именно в этих поездах Паустовский объездил всю Россию, и он пишет о любви к русским городам, каждый из которых со своим характером, каждый хорош по-своему.

Что любопытно, русский Булгаков так и остался влюбленным на всю жизнь в Киев, Паустовский к Украине и Киеву относится тепло, он восхищается и Югом России, и Кавказом, но любовь его средняя полоса России.

Стоит ему начать писать о Москве, как он тут же не явно признается в любви этому городу, он пишет с любовью хоть о Курске, хоть о Саратове.

Он любит русский народ, с которым он и познакомился в поездах, он преклоняется перед мужеством, силой и добротой этого народа. И дальше происходит то, что мы называем самоидентификацией:

« В те годы, во время службы моей на санитарном поезде, я впервые ощутил себя русским до последней прожилки. Я как бы растворился в народном разливе, среди солдат, рабочих, крестьян, мастеровых. От этого было очень уверенно на душе. Даже война не бросала никакой тени на эту уверенность. « Велик Бог земли русской, - любил говорить Николаша Руднев (тоже студент и санитар). – Велик гений русского народа. Никто не сможет согнуть нас в бараний рог. Будущее – за нами!»

Вот вам и настроения русской интеллигенции во время Первой мировой войны!

Но там же в санитарном поезде Паустовский столкнулся и с другими представителями русской интеллигенции. В их команде появился некий поручик Соколовский, странный мужчина, который клал на стол коробок спичек, к примеру, а потом этот коробок на глазах исчезал. Соколовский объяснил, что десять лет тренировался, чтобы движение его руки были быстрее того уровня быстроты, который замечает человеческий глаз.

Этот же Соколовский обладал гипнозом, каким-то странным образом определял эпилептиков, легко подчинял своей воли простых людей.

Потом, когда поезд стоял в Брянске, Соколовский исчез, через какое-то время солдат принес посылку, на который было написано: «Сестрам милосердия поезда № 217». Там были сережки с бриллиантами, их было ровно столько, сколько было сестер на поезде.

Выяснилось, что Соколовский был крупный вор и аферист, при этом дворянского происхождения, владел иностранными языками и т.д.

Именно такие как Соколовский, проявят потом себя в гражданской войне. Жестокие позеры, которым хотелось нечто большего, чем просто быть ворами и бандитами. Власть им была нужна. Поклонение.

Паустовский отметил одну особенность этого Соколовского: «Никогда я не видел Соколовского печальным. С тех пор я окончательно убедился, что способность ощущать печаль – одно из свойств настоящего человека».

Так что такое для Паустовского настоящий человек? Это человек, способный сопереживать другим людям. Паустовский ненавидит быдло, ненавидит глумливых людей. Ненавидит спесь. Он истинный демократ. Он презирает ту же либеральную интеллигенцию (этот термин он использует) за ее высокомерие.

Он описывает, как по время своего отпуска в Москву, одна из санитарок попросила его передать свои золотые часики, которые негде было хранить в поезде, своему дядя профессору, в записке она просил дядю, чтобы тот дал возможность Паустовскому переночевать.

Паустовский принес эти часы, его попросили подождать, и он услышал разговор, от него и не очень скрывались, как профессорша говорила профессору, что Леля совсем с ума сошла, солдат мог бы часы и украсть, профессор сказал, что негде у них ночевать, и опять о том, что солдат мог украсть…

Паустовский крикнул им – скоты! Хлопнул дверью и ушел.

Взволнованно-романтическая любовь к родине, к человеку, отвращение к скотам и мещанам сделали Паустовского столь популярным в начале 60-х годов. Это совпало с «оттепелью», с вхождением в жизнь нового поколения советской молодежи.

Эта молодежь уже была избавлена от пролития крови, от участия в тройках, массовых казнях и доносов, им не приходилось отказываться от родителей, вместе с тем, им слепили новую историю, создали новую революционную героику. Но это были такие не большевики уже, они хотели гуманного мира, они хотели радости жизни, они были за то, чтобы было все по правде.

Т.е. настроения советской молодежи самым парадоксальным образом совпали с настроениями европейской молодежи 60-х годов. Молодежной революции в СССР не случилось только из-за тотального контроля.

Так вот, Паустовский был одним из отечественных гуру молодежи, такой русский Сартр, не зря в это время Паустовский стал известен и на Западе. Старый русский интеллигент, вдруг, стал модным. Ментально он совпал с молодежными настроениями. Как совпал с ними его знакомый по киевской гимназии Михаил Булгаков. В их книгах была СВОБОДА!

Вообще-то в зарисовках Паустовского много любопытного, скажем, он жил в сословной стране. Но вот он, простой санитар, добирается до места службы в поезде с офицерами, идет в вагон-ресторан, видит свободное место, рядом сидит генерал, спрашивает можно ли сесть? Генерал кивает головой, санитар Паустовский садится, на нем странная форма, с одним погоном, и с саблей в придачу, такую им стали выдавать.

Генерал доживал свой ростбиф и спрашивает: «Что эта на вас за форма, молодой человек?» Паустовский объяснил, что такую выдали санитарам.

«Матерь Божья»,- сказал генерал и вышел.

Оказалось, что это был генерал Янушкевич, правая рука главнокомандующего Николая Николаевича.

Можно сейчас представить, что вы едете в одном вагоне с каким-нибудь Сердюковым? И присаживаетесь к нему за столик? Да простой мэр города Задрипинска вам в реальной жизни не встретится, у них все особое!

В общем, жил человек в хорошей стране, любил ее, считал себя русским. Ну а далее была революция. Тема отдельная и очень интересная у Паустовского, если читать его внимательно.

Гипнотизер Петров и женская грудь

Гипнотизер Петров обладал страшной, нечеловеческой силой. Иногда он выступал в цирках и огромных концертных залах. И вот натужится гипнотизер Петров, сосредоточится ему самому непонятным образом и отдает команду залу: «Ну, чтобы всем…»

И тут же у всех мужиков поднимается, и у женщин теплеет и им хочется счастья.

Но это все мелочи. Вы слышали, что американцы раструбили о запуске своего первого космического самолета? Трубили, трубили, а потом замолчали. А что случилось?

А это наши семизвездные генералы позвали Петрова и жалобно сказали: «Голубчик, ну помогите, нам ведь этот самолет не достать, денег не дают нам, ученые разбежались, чем мы его сбивать будем?

Усмехнулся тут гипнотизер Петров, посмотрел в небеса, и говорит, что летит ихний самолет-то, враз над нашей территорией.

Наш семизвездый генерал говорит: «Ошибаетесь, голубчик, ни один наш локатор сего не показывает.

Тут гипнотизер Петров как набычился, как весь свернулся, а потом развернулся, и пронзил взором космос.

И бац! К ногам семизвездных генералов упал американский самолет, отлетался. Ну генералам сразу всем по восьмой звезде на погоны, а гипнотизеру сказали, спасибо, что живой еще ходишь тут, без «крыши-то!»

Обиделся гипнотизер Петров, набычился, но уже втихую, под столом, ибо знал, с кем имеет дело. Набычился, и тут на те тебе, большой начальник собрал, вдруг, все свои наличные доллары, набил ими несколько поездов и повез детским домам раздавать, враз всех сирот вылечили, приодели, каждому по трезвому папе и любящей маме справили, было два миллион бездомных детей, а теперь нету! Все они в бархате, едят с хрусталя, учат французский язык.

Правда не все поезда с деньгами начальник успел спустить на это темное дело, тута жена его подбежала, и как ни бычился наш гипнотизер Петров, но ничего поделать не смог. Целый поезд наличных долларей спасла дама, мужа избила всячески, используя любимые женские предметы – сковороду, скалку и половник.

Задело это гипнотизерскую честь Петрова, задумался он, что же дама противопоставила его силе? И стал пытаться отнять у нее поезд с деньгами, он не получалось.

Тогда Петров вызвал даму на честный бой!

И пожалуйста! Ответила дама. Урою, как зяблика, паскуду!

И вот стоят они против друг друга – дуэль. Петров суров и молчалив, сосредотачивается, дама беснуется, - ну что, гад, комиссарского тела захотел? Для того это мы революции делали, чтобы ты наше добро детям раздавал? И смеется она своим бесовским смехом.

В чем же сила ее?

И вот гипнотизер Петров весь натужился, напыжился, и нанес удар!

А дама раз и кофточку-то и распахнула! И увидел Петров сисьски неземной красоты, и угас его порыв, и сила его в землю вошла, и сник он, и понял, что дама с виду хоть и дура, но достоинства имеет, кто же ее без этого комиссаршей бы сделал?

Вот так проиграл бой гипнотизер Петров и всю ночь ему эти сисьски снились. Понял он всю диалектику и природу нашей власти, но никому об этом не рассказал!

Вот такая Система

Премьер-министр развил бурную деятельность. Даже одного чиновника снял с поста, вещь небывалая. Но что-то мне напомнила его деятельность. Был такой член политбюро Кириленко, входил в ограниченное число реальных правителей СССР. И как-то один из руководителей какой-то компартии на Западе, или влиятельный журналист, точно не помню, смог с этим Кириленко пообщаться, сказал ему, что неплохо бы модернизировать советскую систему. В ответ партийный босс с досадой сказал, что как ее модернизируешь, если он, член политбюро, весь день вчера занимался тем, что искал вагоны для какого-то там состава, а без него вагоны эти найти никто не мог.

Ныне все из той же оперой, модернизация, реформы, развитие… И все упирается, что человек понимает, что можно поехать в Пикалево и разрулить конфликт, можно сесть самому вторым пилотом и тушить пожары. И можно только так, а ему говорят, давайте по-другому, давайте создавать новую систему. Но у него и в этой-то системе, если что делается, то только при его личном участии. Возлагать надежды на то, что этот человек еще и другую какую-то систему может создать, это утопия.

Понятно, что Пикалево, поездка в Кузбасс, полеты на пожарном самолете, это еще и пиар. Но и стиль работы в первую очередь.

Старцы из политбюро понимали, что что-то нужно делать в масштабах всей страны, и… искали вагоны. Доискались, конечно, не прошло и 4 лет, как все екнулось.