Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

Хохма про спасенный Запад

На АПН статья опять про то, как Русь спасла Запад от монголо-татар. Думали ли русские, сражаясь с Ордой, что они сражаются ради того, чтобы спасти Запад? Смешно даже говорить об этом. Этот тезис, рожденный Пушкиным и подхваченный потом либералами и патриотами, был частью комплекса неполноценности русской элиты, что Россия не Запад. Не сказать, что комплекс этот был вредный, он был полезный, в основе его лежало здоровое чувство конкуренции и желание этот самый Запад уделать.

На Западе это, кстати, понимали. По легенде в поддельном завещание Петра I, опубликованным перед 1812 годом, были слова русского императора о том, «что несколько десятков лет мы будем учиться у Европы, а потом повернемся к ней жопой». Завещания такого не было, но идея такая у Петра была. Он же Западу ничего не отдал, только оторвал изрядный кусок, и власть оставил русским, а не немцам. И вдова его императрица Екатерина не была никакой литовкой, а была из западно -русской крестьянской семьи. Но это к делу не относится.

Я про миф, что Русь прикрыла собой Запад от татар. Идея, что Русь только на это и годится стала популярной уже после Пушкина. А при Советах эта идея приобрела особое значение, ибо комуняки внушали своим подданным жертвенность как высшую ипостась советского человека. И опять же для прозападных комуняк Русь только на это и годилась, чтобы прикрыть собой Запад или быть вязанкой хвороста для разжигания мировой революции. Для патриотичных совков, для которых самопожертвование во имя чужих было высшей благодатью, опять же это звучало очень поэтично – мы спасли Запад от татар, мы спасли мир от Гитлера.

И вот снова звучит это фигня с придыханием – мы спасли Запад. Ну да, чтобы он дал Наполеона и Гитлера, и нынешних. Хорошо хоть то, что на самом деле мы никого не спасали, кроме самих себя. Предки наши поумнее нас-то были.

Прикол Джемаля

Уморительная статья Гейдара Джемаля http://www.newsland.ru/news/detail/id/847403/ Что характерно, хотя речь идет о России и русских, он пишет вроде о европейцах. Европейские мужчины выродились: «По сравнению с европейцем довоенного периода, у современных мужчин Европы (в особенности немцев) к 90-м годам в четыре раза понизилось содержание тестостерона (мужского гормона) в организме». Мужчин, следовательно, в Европе (читай в России) почти не осталось: «В мире, - полагает Джемаль, - осталось три главных цитадели настоящих мужчин. Это Афганистан, Балканы и Кавказ»

Этот чудак не видит в упор чудовищной силы белого равнинного мира, и те же немцы с их низким тестостероном согнут в бараний рог кого угодно.

Пассионарный исламский мир окончательно становится орудием в руках женственных американцев.

Но призыв статьи понятен, - русские, если мы вас возглавим, то мы вас спасем. Вы бы хотя бы себя спасли, самое время об этом подумать. Патриархальные общества горских народов входят в полосу кризиса, через поколение они могут просто исчезнуть.

Время предателей

Рассказали анекдот, не знаю старый или новый, но очень созвучный времени. Немцы объявляют, что за сданных партизан дадут корову, тут же один дедок идет в комендатуру, ведет немцев в лес, те окружают и уничтожают базу партизан. После чего дед подходит к главному немцу и требует корову, немец бьет его прикладом по голове. Дед очухивается через какое-то время и говорит: « Нехорошо как получилось. И коровку я не получил… - оглядывается на лежащих мертвых партизан, добавляет. – И перед ребятами неудобно».

Этот анекдот воспринимается сейчас с некоторым вторым дном. Власть за десять лет столько наплодила предателей, настолько дух предательства и цинизма впитался в новое общество, что масса вассалов ждут с нетерпением, когда же можно предать своего сюзерена, который и сделал из них предателей, и отомстить предательством ему самому.

Конь, зайчик и тигр

Ее бил озноб. Это было во сне. Но она чувствовала жар, губы высохли так, что она их постоянно облизывала. А снился ей всего на всего – конь! Веселый, молодой, с белой гривой он носился по лугу и призывно ржал.

Но почему же так билось ее сердце? Почему-то она знала, что готова любить этого коня, она чувствовала такую пронзительную нежность, что заплакала.

И она проснулась. С бьющимся сердцем, в лихорадочном ознобе, вся в слезах, тревожная и потрясенная!

Она лежала и смотрела в потолок. Она снимала тогда комнату в районе Курская-Товарная. Всю ночь маневрировали поезда, механический женский голос объявлял что-то. На потолке прыгали тени, и среди этих разнообразных теней она увидела … коня. И вспомнила сон!

И ужас напополам со счастьем вполз в ее девичью душу. Почему?

Она подошла к зеркалу и в полумраке увидела свои горящие глаза, блуждающую улыбку, свою стройную фигуру под ночной рубашкой. Она знала, что красива, что ее большие серые глаза и точеная фигура самое лучшее, что у нее было.

Но вот она, человек, а там конь… Она засмеялась. Она была возбуждена, легла под одеяло, сжалась в комок, ей было весело и тиско, как в детстве. Она думала, что так возбуждена, что ни за что не уснет, но уснула мгновенно и проснулась уже утром, когда весеннее солнце тепло коснулось ее лица!

… За завтраком она не смогла сдержаться и сказала свой хозяйке, которую побаивалась за ее колючий взгляд, что видел сон…

Хозяйке было лет под семьдесят. У нее когда-то давно был муж, про его судьбу ничего не было известно. Никаких родственников у нее или не было, или они к ней не приезжали. Подруг у нее тоже не было. Но при этом Клавдия Васильевна была бодра, всегда энергична, сильна духом. Хотя отношение к миру у нее было скорее весело-злобным, чем добродушным.

Она носила платья и платки темных оттенков. Брови у нее были густые, а зрачки казались настолько острыми, что прямо «резали» человека!

Иногда к ней приходили странные посетители, они закрывались на кухне, и там при свечах Клавдия Васильевна гадала им на картах.

- Рассказывай сон, - велела хозяйка.

Девушка послушно рассказала.

- Ну будет у тебя сначала конь, - сказала хозяйка, намазывая белый хлеб маслом, а потом поливая его малиновым вареньем, - потом будет зайчик, а потом тигр. С тигром и успокоишься!


Девушка прыснула в кулачок, так как громко смеяться боялась.

- Ну-ну, - сказала хозяйка, - поржы, поржы, все вот так ржут, а потом живут, кто с кем. Тигр-то хорошо, глупая, а конь даст тебе прикурить.

Она шла на лекцию и всю дорогу хохотала, представляя себе курящего коня.

Скоро наступила сессия, она про все забыла, а потом в июле ее подруга познакомила с ним. Он был красив, воспитан, не по- московски элегантен. Выяснилось, что папа у него дипломат, что у него «Волга», по тем временам роскошь немыслимая. У него была длинная шевелюра светло-русых волос, тогда модно было носить такие прически, но волосы у него всегда были вымыты, он был очень аккуратен. Иногда он этим волосами встряхивал.

Она влюбилась в него, а он женился на ней, ибо она была хороша и «приличная девочка», что и требовалось ему для карьеры.

Они прожили пять лет, и он ей постоянно изменял. В конце-концов, она легла раз в свою собственную постель, а там женские чужие трусы. Он спокойно лежал рядом и читал какие-то документы по работе.

Она смотрела на трусы, потом на него, потом сказала:

- Так не бывает.

Но трусы были в ее руках. Значит, ТА была здесь всего лишь несколько часов назад.


И тогда на нее напал смех, она смеялась так долго, а он бегал вокруг с седуксеном, она смеялась так яростно, а он был так жалок… Длилось это долго, очень долго.

Потом она сказала: « К чертовой матери!» Собрала вещи и ушла навсегда.

Через год у нее закрутился роман с милейшим человеком, с большими ушами, очень добрыми глазами, это был доцент с ее кафедры. Милейший человек, но она его не любила.

А вот Степанов возник непонятно откуда, просто возник. Это были уже девяностые. Он преподавал философию. Он был нищ деньгами и силен духом, он презирал власть и богатых.

Было застолье, и они оказались рядом, он сказал ей: «Вам накатить?»


- Так за женщинами не ухаживают, - возмутилась она.

-Ну поучите меня, поучите, - ухмыльнулся он.

И она стерпела, он ей был интересен. Она ждала, когда он заговорит про Канта и Гегеля, но ей стал рассказывать анекдоты про прапорщиков. Она хихикала. Тогда он перешел на анекдоты про новых русских, она смеялась громко. И под занавес пошли анекдоты про Вовочку, она просто угорала от смеха!

Утром она проснулась в его квартире, в его постели, и поняла, что не хочет уходить. Ей было спокойно с ним. Он не боялся жизни, он мог ее рассмешить.

Вот так она и осталась в этой квартире, любя Степанова, ненавидя его, и самое страшное для нее было, это остаться без него. Без его великолепного презрения ко всем этим… Без его интеллектуального мужества. Он был мужчина!

И тогда она вспомнила свою хозяйку и ее предсказание. Ведь все точно! Первый был конь! Второй зайчик, а третий тигр.

- Вот пусть на третьем все и остановится, - молила она Бога.